Глава 4. Похищение

«Теперь осталось только найти какого-нибудь лепрекона», – подумал Артемис. Хитрый волшебный народец бог знает сколько тысячелетий крутится вокруг человека, и все же не существует ни одной фотографии, ни одного видеокадра с этими существами. Даже подделок нет, вот лох-несского чудовища – сколько угодно, а фотографий с волшебным народцем нет. Общительностью эта раса не отличалась. Зато славилась своей хитростью. До сих пор ни одному человеку не удалось наложить лапу на волшебное золото. Но ведь и Книгу заполучить тоже никому не удавалось. А если у вас есть ключ, задача значительно упрощается.

Артемис вызвал в свой кабинет Дворецки и Джульетту. Он стоял за мини-кафедрой и листал Книгу.

– Существуют определенные ритуалы, через которые должен пройти каждый представитель волшебного народа, чтобы пополнить запасы своей волшебной силы, – сказал Артемис.

Дворецки и Джульетта кивнули, словно это был самый обыкновенный инструктаж.

Артемис перелистал распечатку перевода и нашел нужное место.

 

Живой источник сил твоих струится из земли,

За этот милостивый дар ее благодари.

Ты в полнолуние приди туда, где речки поворот,

Под старым дубом поищи его волшебный плод,

И закопай потом вдали от места, где нашел,

И так вернешь земле свой дар, что из земли пришел.

 

Артемис закрыл Книгу.

– Понимаете?

Дворецки и Джульетта снова закивали, хотя вид у них был самый озадаченный.

Артемис вздохнул.

– Волшебный народец связан определенным ритуалом. Я бы даже сказал – особым ритуалом. И мы воспользуемся этим, чтобы выследить одного из них.

Джульетта, как на уроке, подняла руку, хотя была на добрых четыре года старше Артемиса.

– Что?

– Ну, дело в том… – неуверенно начала она, накручивая на палец прядь светлых волос. Некоторые из местных парней находили эту ее манеру очень привлекательной. – Я насчет волшебного народца…

Артемис нахмурился. Это был дурной знак.

– Выражайся яснее, Джульетта.

– Ну, волшебный народец… Всякие там эльфы, гномы… Их же не существует…

Дворецки поморщился. Впрочем, он сам виноват. Так и не собрался посвятить сестру в подробности последней операции.

Артемис бросил неодобрительный взгляд в сторону своего слуги.

– Значит, Дворецки тебе ничего не рассказывал?

– Нет. А должен был?

– Да. Наверное, он просто испугался, что ты поднимешь его на смех.

Дворецки поежился. Он и в самом деле немножко побаивался своей сестры, поскольку Джульетта постоянно подтрунивала над ним. Она единственная могла себе это позволить. Впрочем, другие люди тоже могли позволить себе посмеяться над Дворецки, но смеялись они, как правило, последний раз в жизни.

Артемис откашлялся.

– В общем, давайте исходить из того, что волшебный народец действительно существует и что я еще не совсем идиот.

Дворецки слабо кивнул. Джульетта осталась при своем мнении.

– Очень хорошо. Итак, как я уже говорил, народец обязан совершать особый ритуал. Чтобы восполнить запасы своей волшебной силы, – если, конечно, мой перевод соответствует истине, – волшебное существо должно отправиться к древнему дубу, растущему у излучины реки, и подобрать там желудь. Причем это нужно проделать именно в полнолуние.

В глазах Дворецки загорелся огонек.

– Значит, все, что нам остается…

–…Это подключиться к погодным спутникам и с их помощью определить координаты нужных нам мест. Что я уже и проделал. Хотите верьте, хотите нет, но в нашей стране сохранилось не так уж много древних дубов, то есть деревьев, которым больше ста лет. Прибавим сюда еще одно условие – речную излучину, и получим на выходе ровно сто двадцать девять мест, за которыми надо установить наблюдение.

Дворецки усмехнулся. Установить наблюдение… Вот теперь хозяин говорит на его языке.

– Да, и еще. К прибытию нашего гостя следует хорошенько подготовиться, – продолжил Артемис, вручая Джульетте лист бумаги формата А4. – Подвал должен быть переделан, вот его новый план. Займись этим, Джульетта. И никакой инициативы, действуй строго по плану.

– Хорошо, Арти.

Артемис поморщился, впрочем едва заметно. По каким-то ему самому не вполне понятным причинам он был почти не против того, чтобы Джульетта называла его уменьшительным именем, придуманным матерью.

Дворецки задумчиво поскреб подбородок. Это не ускользнуло от зорких глаз Артемиса.

– Есть вопросы, Дворецки?

Да. Та целительница из Хошимина… – Понимаю, – кивнул Артемис. – Почему мы ее не похитили? – Да, сэр.