Глава 5. Без вести пропавшая

Майор Крут посасывал какую-то исключительно ядовитую грибную сигару. От ее «аромата» некоторые бойцы Быстрого реагирования, сидящие в шаттле, чуть ли сознание не теряли. По сравнению с сигарным дымом даже вонь от скованного наручниками тролля казалась не столь уж едкой. Впрочем, протестовать никто не смел – их босс отличался повышенной чувствительностью, почище гнойного нарыва. Жеребкинс, напротив, крайне обрадовался случаю бросить вызов начальству.

– Я не потерплю здесь этих ваших вонючих сигар, майор! – завопил он, едва только Крут вернулся в оперативный центр. – Компьютеры совершенно не выносят дыма! Крут нахмурился, уверенный, что Жеребкинс все это выдумал. Тем не менее майор не хотел подвергать риску работу компьютеров в условиях боевой тревоги, поэтому затушил сигару в кофейной чашке проходящего мимо гремлина.

– Жеребкинс, а что это за так называемая «боевая тревога»? Надеюсь, на сей раз у тебя были убедительные причины?

Кентавр был склонен впадать в истерику по всякому пустяку. Однажды он объявил боевую тревогу номер два из-за того, что его «скопы», расположенные на людских спутниках, вдруг отключились.

– Самые убедительные, – заверил Жеребкинс. – Даже чересчур.

Крут почувствовал, как его язва желудка закипает, подобно вулкану.

– Что случилось?

Жеребкинс вывел на экран изображение Ирландии, передаваемое с Евроспутника.

– Мы потеряли контакт с капитаном Малой.

– И почему меня это не удивляет?! – простонал Крут, закрывая лицо ладонями.

– Мы следили за ней всю дорогу, пока она двигалась через Альпы.

– Через Альпы? Она летела над землей? Жеребкинс кивнул:

– Знаю, это против правил. Но все так делают.

Майор нехотя согласился. Виды в Альпах самые замечательные, как тут устоишь перед искушением? Он и сам, будучи новобранцем, получил взыскание за точно такой же проступок.

– Ладно. Давай дальше. И когда мы ее потеряли?

Жеребкинс открыл на экране окошечко, куда вывел запись с видеокамеры.

– Это изображение с миниатюрной камеры, установленной в шлеме Элфи. Вот мы над парижским Диснейлендом…

Кентавр запустил быструю перемотку.

– Так, дельфины, ля-ля-ля… Побережье Ирландии. Пока ничего тревожного. Смотрите, ее пеленгатор включился. Капитан Малой разыскивает активные точки волшебной силы. Участок пятьдесят семь засветился красным, туда-то она и направилась.

– А почему не в Тару?

– В Тару? – фыркнул Жеребкинс. – Сейчас нее полнолуние, к Лиа Файл соберутся все мало-мальски прихиппованные волшебные существа. Песни, пляски и всякое такое. Представляете, сколько защитных полей там будет? Словно вся местность разом ушла под воду.

– Хорошо, я уже все понял, – проворчал Крут сквозь стиснутые зубы. – Давай дальше, пожалуйста.

– Ладно, ладно. Не завязывайте узлом уши, вот-вот начнется самое интересное. – Жеребкинс прокрутил еще несколько минут записи. – Ага. Добрались… Прекрасная, плавная посадка, Элфи вешает крылья на ветку. Снимает шлем.

– Опять нарушение правил, – вставил Крут. – Полицейские Корпуса не должны снимать…

– Полицейские Корпуса ни в коем случае не должны снимать головной шлем на поверхности земли, за исключением тех случаев, когда тот неисправен, – закончил Жеребкинс. – Да, майор, все мы знаем, что гласит устав. Но не будете же вы меня уверять, что никогда не делали глоток свежего воздуха после нескольких часов полета по небу?

– Не буду, – признался Крут. – А кто ты, собственно, такой, что все время ее защищаешь? Добрая фея-крестная? Переходи к главному!

Прикрывшись ладонью, Жеребкинс усмехнулся. Он всегда радовался возможности позабавиться с кровяным давлением Крута. Никто, кроме него, на такое не осмеливался. Потому что всех остальных можно заменить. А его – нет. Он построил эту систему с нуля, и если кто-либо посторонний попытается хотя бы включить ее без него, Жеребкинса, скрытый вирус разрушит все и вся и Корпус окажется в… ну, вы поняли где, по самые свои остроконечные уши.

– Главное? Вот оно, главное. Смотрите. Элфи роняет шлем. Наверное, он падает объективом вниз, потому что картинка пропадает. Но звук по-прежнему слышен, так что я сделаю погромче.

Жеребкинс усилил сигнал, отфильтровав фоновый шум.

– Качество не очень хорошее. Микрофон находится в видеокамере. Которая, напоминаю, лежит объективом в землю.

– Миленький пугач, – произнес чей-то голос. Определенно человеческий. И низкий. Судя по голосу, этот вершок весьма внушительных размеров.

Крут вопросительно поднял брови:

– Пугач?

– Так на жаргоне называют оружие.

– Вот оно как… – И тут важность этого простого утверждения наконец дошла до него. – Она достала оружие!

– Погодите. Дальше все будет еще хуже.