Глава 12. Память стёрта

И наконец Артемис. Под воздействием гипнотических чар он выглядел совсем безобидно. Лоб его разгладился, морщинки, проложенные постоянными раздумьями, бесследно исчезли. Сейчас Артемиса можно было принять за обычного тринадцатилетнего мальчика.

Элфи повернулись к Жеребкинсу.

– Ты уверен, что мы поступаем правильно?

Кентавр пожал плечами.

– А у нас есть выбор? Приказ есть приказ.

Элфи закрыла глаза Артемиса очками и нажала на кнопку.

Через несколько секунд мальчик обмяк, и тут же на экране за его спиной появились строки текста, написанного на языке подземных жителей. Во времена короля Фронда на нем писали по спирали, но потом это правило отменили: от долгого чтения спиралевидных текстов у многих начинала кружиться голова.

– Начать удаление, но сохранить копию, – приказал Жеребкинс. – Когда пойду в отпуск, попытаюсь разобраться в мыслительных процессах этого паренька. Уж очень они необычны.

Элфи смотрела, как на экране в виде зеленых символов отображается вся жизнь Артемиса.

– Абсолютно бессмысленная затея, – вдруг сказала она. – Однажды он уже нашел нас, найдет и во второй раз. Особенно если опять станет безжалостным чудовищем.

Жеребкинс при помощи эргодинамической клавиатуры вводил в компьютер команды

– Возможно. Но отныне мы будем осторожнее.

– Жаль, – грустно вздохнула Элфи. – А мы ведь почти подружились.

Кентавр фыркнул.

– Вот здорово! Ты бы еще с гадюкой знакомство свела.

Элфи вскинула руку и опустила забрало шлема, чтобы Жеребкинс не видел ее глаз.

– В некотором роде ты прав, конечно, – глухо откликнулась она. – Настоящими друзьями мы бы вряд ли стали. Только обстоятельства свели нас вместе. Больше ничего.

Жеребкинс похлопал ее по плечу.

– Молодец. Держи ушки востро. Кстати, ты сейчас куда?

– В Тару, – ответила Элфи. – Полечу на крыльях. Хочу подышать свежим воздухом.

– У тебя нет разрешения на данный перелет, – возразил Жеребкинс. – Крут лишит тебя значка.

– За что? – спросила Элфи, включая крылья. – Меня ведь здесь вообще не должно быть. Или ты забыл?

Покинув комнату и описав большую петлю в вестибюле, она вылетела из главных дверей, едва не чиркнув по ним крыльями, и сразу же поднялась высоко-высоко в ночное небо. Где-то еще секунду ее стройная фигура виднелась на фоне полной луны, а потом Элфи исчезла.

Жеребкинс проводил ее задумчивым взглядом. Ох уж эти эльфы, все на эмоциях. Абсолютно не приспособлены для службы в Корпусе. Все решения принимают сердцем, а не умом. Но Крут никогда не отправит Элфи в отставку, потому что эта девушка – прирожденный спецназовец…

Да и кто будет спасать волшебный народец, если Артемис Фаул вновь его отыщет?

Мульч сидел в зарешеченном отсеке шаттла и страшно жалел себя. А перед этим он долго пытался устроиться на скамье так, чтобы не касаться ее еще не зажившим задним местом. Задача была, мягко скажем, не из легких.

Кроме того, будущее представлялось Мульчу в самом мрачном свете. Все-таки в этих полицейских благодарности ни на грош. Он столько сделал для Легиона, но нет же, его все равно сажают в тюрьму.

В лучшем случае Мульчу грозила десятка. И за что?! Ну, украл он пару-другую-третью золотых слитков, что ж теперь, всю жизнь за это расплачиваться? Вероятность побега была ничтожной. Со всех сторон Мульча окружали стальные прутья и лазерные лучи – так его и довезут до Гавани. А дальше – короткий переезд на Полис-Плаза, быстрый суд и в камеру. А выйдет он оттуда уже весь седой. Простите-прощайте родные туннели.

Однако надежда еще оставалась. Крохотный проблеск надежды. Мульч терпеливо ждал, пока техники не выгрузят из шаттла все оборудование, после чего, вскинув правую руку, принялся тереть висок и лоб большим и указательным пальцами. На самом деле он читал крохотную, спрятанную в ладони записку, которую ему успел передать Артемис, когда они пожимали друг другу руки.

Записка гласила:

"Привет еще раз, Мульч Рытвинг. И очень надеюсь, мы еще не раз поприветствуем друг друга. Вернувшись в Гавань, сразу вели своему адвокату проверить дату выдачи самого первого ордера на обыск твоей пещеры. Когда же тебя освободят, некоторое время веди себя примерно – год, может два. После чего доставь мне ту монету, что я тебе подарил.

Вместе нас никто не остановит.

Твой друг, и благодетель, Артемис Фаул Второй"

Мульч скомкал записку, сложил пальцы трубочкой и втянул бумажку в рот. Коренные зубы быстро уничтожили все улики.

Сделав пару глубоких вдохов, Мульч попытался успокоиться. Рановато еще палить пробками в потолок и распивать «Скайлианское». Пересмотр дела мог продлиться месяцы, если не годы. Но теперь можно было жить надеждой.

Мульч сжал в ладони подарок Артемиса. Вместе их никто не остановит.