Глава 8. Крючки, грузила и лески

– Есть какие-нибудь мысли, сэр?

– Мы должны как-то перехитрить Жеребкинса, но сделать это будет непросто, ведь Жеребкинс постарается предусмотреть все.

– А если попробовать электронную почту? Скроем информацию на почтовом сервере. Я пошлю письмо на наш адрес, но почту пока скачивать не буду. Зато потом, при первой же проверке почты, нас будет ждать приятный сюрприз.

Артемис передал телохранителю сложенный лист бумаги.

– Мы наверняка будем загипнотизированы и подвергнуты допросу. В прошлом нам удавалось нейтрализовать гипнотические чары при помощи зеркальных очков. Но тут очки нам не помогут. Значит, нужно придумать нечто иное. Вот твои инструкции.

Дворецки внимательно изучил план.

– Это можно устроить… У меня есть один знакомый в Лимерике. Лучше человека для подобного задания нам не найти.

– Превосходно, – сказал Артемис. – После этого ты должен записать на диск все, что мы знаем о волшебном народце. Сбрось туда все документы, видео, схемы. Буквально все. И не забудь записать мой дневник. В нем подробно описано все случившееся с нами.

– И где я должен спрятать этот диск? – спросил телохранитель.

Артемис снял с груди монету волшебного народца.

– Кажется, сейчас выпускают записываемые диски такого размера, верно?

Дворецки опустил монету в карман пиджака.

– Если и не выпускают, то под наш заказ сделают, – уверил он.

Ужин готовил Дворецки. Ничего экстравагантного. Вегетарианские фаршированные блинчики, ризотто с грибами и крем-брюле на десерт. Мульч заказал ведро нарезанных червей и жуков, сваренных в дождевой воде, и винегрет из мха.

– Все изучили файлы? – спросил Артемис, когда группа расположилась в библиотеке.

– Да, – ответила Элфи. – Но мне показалось, что в них не хватает некоторых ключевых моментов.

– Никто не знает план целиком. Каждому известно только то, что касается его одного. Мне показалось, что так будет безопаснее. У нас есть перечисленное мной оборудование?

Элфи высыпала на ковер содержимое своего ранца.

– Полный комплект офицера Корпуса особого назначения, включая маскировочную фольгу, микрофоны, миниатюрные видеокамеры и аптечку для оказания первой помощи.

– Кроме того, после осады у нас еще остались два полицейских шлема и три бластера, – добавил Дворецки. – И конечно, лабораторный образец Всевидящего Ока.

Артемис передал Мульчу радиотелефон.

– Отлично. Пора начинать.

 

Шпиль Спиро.

Йон Спиро сидел в своем роскошном кабинете и мрачно созерцал стоящее перед ним на столе Всевидящее Око. Многие считают, что таким, как он, быть легко. Как же плохо разбираются в жизни эти людишки… Чем больше у тебя денег, тем больше давление, под которым ты находишься. Только в этом здании на Спиро работали восемьсот человек. И все они требовали ежегодного пересмотра зарплаты, покрытия медицинского обслуживания, бесплатных детских садов, регулярных обеденных перерывов, двойной оплаты за сверхурочные и даже процент в акциях предприятия, представьте себе! Иногда Спиро тосковал по тем временам, когда слишком назойливого работника можно было просто вышвырнуть из окна и решить проблему. А сейчас человек, пока летел до земли, успевал позвонить своему адвокату.

Но это так называемое Око могло оказаться ответом на его молитвы. Шансом, который выпадает один раз за всю жизнь, главным призом. Если ему удастся заставить эту игрушку работать, сам Господь будет обращаться с ним как с равным. Правда-правда. Все спутники мира перейдут под его контроль. Он, Йон Спиро, будет контролировать шпионские спутники, военные лазеры, системы связи и, самое главное, телевизионные станции. Он станет властителем всей планеты.

Из приемной позвонила секретарша:

– Сэр, вас хочет видеть мистер Олван.

Спиро ударил по кнопке переговорного устройства.

– О'кей, Mapлин, пусть войдет. Очень надеюсь, вид у него сейчас прежалкий.

Вошедший в двойные двери Олван действительно имел жалкий вид. Впрочем, в кабинете Йона Спиро трудно было выглядеть иначе. Тут даже двери, ведущие из приемной, были подобраны специально, чтобы человек почувствовал себя ничтожной козявкой. Их сняли с затонувшего «Титаника» по специальному заказу Спиро. Типичный поступок человека, обезумевшего от власти и богатства.

В Лондоне Арно Олван лишился большей части своей самоуверенности. Хотя крайне трудно выглядеть высокомерным, когда твое лицо сплошь покрыто синяками, а во рту, кроме десен, ничего нет.

Увидев его ввалившиеся щеки, Спиро поморщился.

– Ну и скольких зубов ты лишился? – осведомился он.

Олван осторожно дотронулся пальцем до своей челюсти.

– Вшех. Штоматолог шкажал, што даже корни раждроблены.

– Так тебе и надо, Олван, – равнодушно заметил Спиро. – И что мне теперь с тобой делать? Я подал тебе Артемиса на тарелочке, а ты облажался. Расскажи-ка поподробнее, как все было. Только не вешай лапшу про всякие там землетрясения, мне нужна правда и ничего, кроме правды.

Олван стер ладонью струйку слюны, вытекшую из уголка рта.

– Я шам нишего не понял. Што-то вжо-рвалош. Не жнаю што. Какая-то жвуковая граната. Но у меня ешть хорошие новошти. Дворецки отбыл на тот швет. Я вшадил пулю прямо ему в шердше. Пошле такого не выживают…

– Все, хватит, замолчи! – воскликнул Спиро. – От твоей речи у меня уже разболелась голова. Чем быстрее ты вставишь новые зубы, тем лучше.

– Дешны должны жажить уже шегодня.

– Я, кажется, приказал тебе заткнуться!

– Ижвините, бошш.