Глава 8. Крючки, грузила и лески templates/cf

– А как насчет разработанного вами плана? – спросил Дворецки. – Судя по тому, что вы мне сообщили, он достаточно сложен. Вы уверены, что его возможно осуществить?

Артемис игриво подмигнул своему слуге, демонстрируя необычное легкомыслие.

– Абсолютно уверен, – улыбнулся он. – Можешь мне поверить. Я ведь гений.

Джульетта ловко вела маленький самолетик над Атлантикой. Элфи сидела в кресле второго пилота и рассматривала приборы.

– Приятная птичка, – заметила она.

– Неплохая машинка, – согласилась Джульетта, включая автопилот. – Но все равно, куда нам тягаться с вашими волшебными кораблями.

– Напротив… Полицию Нижних Уровней не интересует комфорт, – сказала Элфи. – В служебном шаттле даже червю-вонючке не повернуться.

– Наверно, и пахнет в ваших шаттлах как во всех полицейских автомобилях. Так, будто этот самый червяк-вонючка совсем недавно там побывал.

– Угадала, – подтвердила Элфи, рассматривая пилота. – Знаешь, а за эти два года ты сильно повзрослела. Прошлый раз, когда мы встречались, ты была совсем девчонкой.

Джульетта улыбнулась.

– За два года многое может произойти. Большую часть времени я боролась с большими волосатыми мужчинами.

– Ты бы видела нашу борьбу. Двое накачанных гномов ломают друг друга в камере невесомости. Не слишком приятное зрелище. Я пришлю тебе видеодиск.

– Нехорошо обещать то, что все равно не сделаешь.

И тут Элфи вдруг поняла свою ошибку. Она совсем забыла, что по окончании операции у Артемиса, Дворецки и Джульетты сотрут память.

– Ты права, – сказала она. – Это очень нехорошо.

А в пассажирском салоне самолета Мульч вспоминал славные прошлые деньки.

– Эй, Артемис, – окликнул он, набивая рот икрой. – А помнишь, как я своими газами из Дворецки чуть весь дух не выбил?

Артемис даже не улыбнулся. Он думал о своем.

– Помню, Мульч, – откликнулся он. – Ты был палкой в колесе этой практически идеально спланированной операции.

– Честно говоря, это произошло случайно. Я просто нервничал. Даже не заметил, что Дворецки подкрадывается ко мне сзади.

– Очень славная смерть была бы. Погибнуть не от руки гнома, а от его попы.

– А помнишь, как я спас тебе жизнь в «Лабораториях Кобой»? Если бы не я, сидеть бы тебе сейчас в «Гоблинской тишине». Да ты без меня вообще никуда!

Артемис взял высокий хрустальный бокал и глотнул минеральной воды.

– Наверное, ты прав. Сам не понимаю, и как я выживал до встречи с тобой?

Из кабинки пилота вынырнула Элфи.

– Артемис, – сказала она, – пора заняться тобой. Посадка через тридцать минут.

– Хорошая мысль.

Элфи высыпала содержимое сумки на стол.

– Итак, что нам может понадобиться? Микрофон на горло и видеокамера в глаз.

Капитан спецкорпуса вытащила из кучи нечто похожее на круглый лейкопластырь, сняла предохранительный слой и приклеила кружок к горлу Артемиса. Микрофон мгновенно приобрел цвет кожи.

– Латекс с памятью, – пояснила Элфи. – Почти невидимый. Заметит разве что заползший на твою шею муравей. Рентгеновские лучи на этот латекс не реагируют, так что микрофон вряд ли обнаружат, а между тем эта миниатюрная штучка способна уловить любые звуки в радиусе десяти метров и передать их на специальный микрочип в моем шлеме. К сожалению, наушник мы тебе установить не сможем – он слишком заметен. В общем, мы тебя будем слышать, а ты нас – нет.

Артемис сглотнул, чтобы привыкнуть к присутствию микрофона на адамовом яблоке.

– А камера?

– Сейчас займемся ею.

Элфи достала из баночки с жидкостью контактную линзу.

– Просто чудо. Высокое разрешение, цифровое качество, несколько фильтров, улучшающих изображение, а также возможность увеличивать картинку и просматривать ее в инфракрасном спектре.

Мульч тем временем обсасывал куриную ножку.

– Ты сейчас совсем как Жеребкинс, – заметил он.

Артемис пожал плечами.

– Возможно, эта линза и чудо техники, но она коричневого цвета.

– Разумеется. У меня ведь глаза карие.

– Я очень рад это слышать, Элфи. Но у меня, как тебе известно, глаза голубые. Твою камеру нельзя использовать.

– Не смотри на меня так, юноша. Ведь это ты у нас гений, вот и придумай что-нибудь.

– Я не могу отправиться туда с разноцветными глазами. Спиро сразу насторожится.

– Что ж ты не подумал об этом, когда медитировал? Сейчас уже слишком поздно что-либо менять.

Артемис растерянно почесал переносицу.

– Да, ты права, – согласился он. – Ведь это я отвечаю за разработку операции. Думать – моя обязанность, а не твоя.

Элфи подозрительно уставилась на него.

– Ты что, пытаешься меня оскорбить? – осведомилась она.

Мульч выплюнул косточку в стоявшую рядом урну.

– Должен признаться, Арти, – хмыкнул он. – Что-то мне вдруг стало не по себе. Если на начальном этапе операции возникают трудности, что тогда будет дальше? Надеюсь, ты действительно так умен, как утверждаешь.