Глава 8. Крючки, грузила и лески templates/cf

– Заткнись, идиот! – выкрикнул Спиро. – Может, ты ему и планы нашего здания передашь? – Он повернулся к Артемису: – Кстати, Арти, полезная для тебя информация: таких чертежей не существует. Если кто-нибудь надумает сунуться в мэрию, он, к своему огромному изумлению, обнаружит, что все чертежи таинственным образом исчезли оттуда. Единственный комплект хранится у меня, а в Интернет планы моего Шпиля никогда не выкладывались.

Артемису и так было это известно, он сам пытался найти чертежи Шпиля в сети, хотя и не надеялся на положительный результат поисков: вряд ли Спиро мог проявить такую беспечность.

Они вылезли из «сикорски». Артемис внимательно осматривался по сторонам, фиксируя все и вся. В будущем это могло пригодиться. Дворецки часто повторял, что даже самая незначительная на первый взгляд деталь, например количество ступеней в лестнице, может сыграть решающую роль при планировании операции.

С вертолетной площадки они спустились на лифте к двери с кодовым замком. Спиро шагнул к пульту, и глаз Артемиса вдруг пронзила острая боль: миниатюрная видеокамера дала четырехкратное увеличение. Несмотря на расстояние и темноту, Артемис без труда разглядел последовательность цифр.

– Надеюсь, вы записали эту информацию?.. – пробормотал он себе под нос.

Микрофон на горле отозвался едва ощутимой вибрацией.

Арно Олван присел на корточки, и его жуткие клыки оказались в каком-то сантиметре от носа Артемиса.

– Ты с кем-то разговариваешь, а, пацан?

– Я? Но с кем, скажи на милость, я могу разговаривать? Если ты вдруг не заметил, мы находимся на высоте восьмидесяти с лишним этажей.

Олван схватил юношу за лацканы и вздернул над лестничной площадкой.

– А вдруг у тебя где-то спрятан микрофон? Откуда мне знать, быть может, сейчас нас кто-то слушает?

– Ну, откуда у меня мог взяться микрофон? Ваш низкорослый убийца не спускал с меня глаз на протяжении всего полета. Он даже в туалет ходил вместе со мной.

Спиро громко откашлялся.

– Эй, мистер Бдительность, если этот парень упадет с крыши, можешь прыгать следом за ним, потому что он для меня ценнее целой армии телохранителей.

Олван отпустил Артемиса.

– Это пройдет, Фаул. Он не всегда будет ценить тебя так высоко, – угрожающе прошептал он. – А когда твои акции упадут, я буду рядом.

На лифте с зеркальными стенами они спустились на восемьдесят пятый этаж, где их ждал мистер Пирсон с двумя чрезвычайно мускулистыми помощниками. Ученостью от этих двух громил даже не пахло. На самом деле они скорее напоминали ротвейлеров, которые научились ходить на задних лапах. Хотя, наверное, полезно иметь под рукой людей, которые, не задавая лишних вопросов, могут сломать что угодно и кого угодно.

Спиро подозвал одного из громил.

– Рекс, тебе известно, сколько берет Антонелли за потерю одного из своих работников?

Грудь надолго задумался, безмолвна шевеля губами.

– А, да, понял! – наконец сообразил он. – Двадцать штук за «железного человека» и пятнадцать – за «обезьяну».

– За мертвых?

– Мертвых или покаче… почкале… ну, если, типа, ты уже ходить не можешь.

– О'кей, – кивнул Спиро. – А теперь я хочу, чтобы ты и Чипс поехали к Карле Фразетти и сказали, что за ее команду я должен ей тридцать пять штук. Завтра же утром переведу деньги в ее банк на Каймановых островах.

Мульч, совершенно понятно, сразу заинтересовался разговором, почуяв недоброе.

– Простите, босс? Тридцать пять штук? Но я ведь еще жив. Вы должны только двадцать штук за Мокасина. Или еще пятнадцать – это моя премия?

Спиро вздохнул. В глазах его мелькнула почти искренняя грусть.

– Так бывает, Муч, – сказал он, похлопывая Мульча по плечу. – Сделка слишком крупная. Просто гигантская. Ты когда-нибудь Эверест видел, хотя бы по телевизору? Речь идет о настоящей горе денег. Я не могу рисковать. Может, ты что-то знаешь, а может быть, и нет. Но я не могу допустить, чтобы ты проболтался «Телефониксу» или другим моим конкурентам. Уверен, ты понимаешь меня.

Мульч растянул губы, обнажив похожие на могильные памятники зубы.

– Я прекрасно тебя понимаю, Спиро. Ты – змея, жалящая в спину. Знаешь, а ведь парень предлагал мне два миллиона, если я его отпущу.

– Нужно было соглашаться, – сказал Арно Олван, бросая Мульча в гигантские объятия Рекса.

Гном продолжал говорить, даже когда его волокли по коридору.

– Лучше закопай меня поглубже, Спиро! – кричал гном, пока его утаскивали прочь. – Закопай меня очень глубоко!

Глаза Спиро превратились в две узкие влажные щелочки.

– Вы слышали, ребята? Желание покойного – закон. Прежде чем ехать к Фразетти, закопайте его поглубже.

Доктор Пирсон подвел их к дверям хранилища. Для того чтобы попасть в главную зону, нужно было пройти через небольшой холл.

– Прошу вас встать на площадку сканера, – сказал Пирсон. – Нам не нужны вирусы. Особенно электронные.

Артемис встал на площадку. Под его ногами она промялась как губка и залила туфли какой-то пенящейся жидкостью.

– Противоинфекционная пена, – пояснил Пирсон. – Убивает все бактерии и вирусы. В данный момент мы проводим связанные с биотехнологиями опыты и не хотели бы рисковать. Кстати, эта пена также выведет из строя любые устройства наблюдения, которые могут находиться в вашей обуви.

Расположенный над головой подвижный сканер залил тело Артемиса лиловым светом.

– Одно из моих изобретений, – продолжал Пирсон. – Комбинированный сканер. Использует тепловые, рентгеновские и реагирующие на металл лучи. Ваше тело буквально разлагается на составные элементы и отображается на экране.