Глава 9. Разделяй и властвуй templates/cf

Артемис постарался сосредоточиться на плане. Задача предстояла непростая: нужно было проникнуть в неприступное хранилище и выкрасть оттуда Всевидящее Око.

Большую часть препятствий он предвидел и подготовился к ним. И хотя некоторые меры безопасности, предпринятые Спиро, оказались весьма неожиданными, на стороне Артемиса выступали могучие союзники: магия подземного народца и технический гений Легиона подземной полиции, сам кентавр Жеребкинс. Правда, кентавру запретили оказывать им помощь, но Артемис не сомневался: искушение померяться силами с наглым вершком будет слишком большим и Жеребкинс не сможет устоять. Главное, чтобы Элфи правильно подала ему информацию.

Артемис сел на кровать и почесал горло. Как Элфи и говорила, латексный микрофон ничуть не пострадал от воды. Приятно было осознавать, что друзья рядом и слышат его.

Микрофон улавливал малейшие колебания гортани, поэтому говорить громко было вовсе не обязательно.

– Добрый вечер, друзья, – прошептал Артемис, повернувшись спиной к камере. – Все идет в соответствии с планом. В способностях Мульча я не сомневаюсь, поэтому предполагаю, что он жив и здоров. Не забывайте о головорезах мистера Спиро, вас скоро навестят. Наверняка его люди сейчас наблюдают за всеми улицами в округе и вас не пропустят. Однако главное, чтобы Йон Спиро поверил, будто я целиком в его власти и меня никто не прикрывает, – таким образом он забудет об осторожности. Кстати, мистер Спиро был весьма любезен, устроив мне экскурсию по своим владениям. Надеюсь, вы получили все необходимые сведения для благополучного завершения операции. Кажется, на местном жаргоне то, что мы задумали, называется кражей со взломом.

Артемис говорил медленно, четко произнося каждое слово. Все члены его команды должны следовать инструкциям, не отступая от них ни на шаг, – никакой личной инициативы не допускается. Иначе все взорвется, будто вулкан. А в данный момент именно он, Артемис Фаул, сидел в кратере этого вулкана.

Рекс и Чипс пребывали в отличном настроении. Как только они вернулись в Шпиль, мистер Олван не только выдал каждому по пять тысяч долларов за Муча Подкопайли, но и поручил очередное задание. Камеры наружного наблюдения Шпиля засекли припаркованный у главного входа черный фургон. Он стоял там уже три часа, а просмотр записей показал, что перед этим фургон в течение часа кружил вокруг здания в поисках свободного места. Мистер Спиро приказал следить за всеми подозрительными машинами, а этот фургон выглядел подозрительнее некуда.

– Спуститесь вниз, – приказал Олван, развалясь в своем кресле начальника службы безопасности. – Если внутри кто-нибудь дышит, поинтересуйтесь, почему он дышит рядом с местом, где я работаю.

Такие задания Чипс и Рекс любили больше всего. Ни тебе навороченного оборудования, ни сложного планирования операции. Открыть дверь, испугать всех внутри, закрыть дверь. Проще простого. От радости Чипс ударил Рекса по плечу, а Рекс ударил по плечу его. Так они и лупили друг друга, пока руки не онемели, а потом сели в лифт и направились проверять подозрительный фургон.

– Сегодня мы можем заработать серьезные баксы, партнер, – сказал Рекс, массируя бицепсы, чтобы восстановить циркуляцию крови.

– Конечно! – пришел в восторг Чипс, прикидывая, сколько DVD-дисков с мультяшками он сможет купить. – Похоже, нам светит еще одна премия. Штук пять, не меньше. А вместе это будет…

Некоторое время они молчали, пытаясь подсчитать сумму на пальцах, которых явно не хватало.

– Много денег, – наконец сказал Рекс.

– Очень много, – согласился Чипс.

Джульетта наблюдала в бинокль за вращающимися дверями Шпиля. Конечно, куда проще было бы воспользоваться оптикой шлема Подземной полиции, но, к сожалению, за последние два года ее голова стала слишком большой. Изменился не только размер головы. Из нескладной девчонки Джульетта превратилась в тренированного атлета. Правда, настоящим телохранителем она пока не стала – ей еще нужно было избавиться от некоторых недостатков. Личных недостатков.

Джульетта Дворецки любила повеселиться. Ее совсем не радовала перспектива всю жизнь торчать с тупым лицом за спиной какого-нибудь самоуверенного политика. Она бы сошла с ума от скуки – если бы, разумеется, ее не нанял сам Артемис. Рядом с Артемисом скучать не приходилось никому. Но на такой исход вряд ли стоило надеяться, ведь Артемис поклялся, что это его последняя операция. После Чикаго он изменится и начнет новую жизнь. Если, конечно, будет жизнь после Чикаго.

Следить за людьми Джульетте тоже не нравилось: она терпеть не могла подолгу сидеть на одном месте, за что ей частенько влетало от мадам Ко.

– Обрети покой внутри, – повторяла японка. – Найди в своей душе тихое место и поселись в нем.

Джульетта с трудом подавляла зевоту, когда мадам Ко начинала вбивать в нее философию кун-фу. Дворецки, с другой стороны, именно так и жил. Он давным-давно нашел свое тихое место и покидал его только тогда, когда Артемису грозила очередная опасность. Дворецки устранял угрозу и возвращался в тихое место. Может, поэтому у него есть татуировка в виде синего бриллианта, а У нее такой татуировки нет?

Из Шпиля показались две коренастые фигуры. Они тупо улыбались и хлопали друг друга по плечам.