Глава 9. Разделяй и властвуй templates/cf

Толстенький гном двинулся по карнизу с грацией настоящего горного козла. В конце концов, это была его профессия. Гномы вообще редко падают. Если, конечно, их не сталкивают. Джульетта осторожно пошла за ним. Даже мадам Ко не могла подготовить ее к подобным испытаниям.

Наконец Мульч нашел окно, которое соответствовало всем требованиям.

– Отлично, – произнес он слегка напряженным, как показалось Джульетте, голосом. – Здесь у датчика сдох аккумулятор.

Волоски гномьей бороды прижались к стеклу.

– Никаких колебаний не улавливаю, значит, электрические приборы не работают и никто не разговаривает. Кажется, все спокойно.

Мульч достал из кармана специальный пузырек с политурой, при помощи которой гномы обрабатывают драгоценные камни, и плеснул пару капель на стекло. Политура мгновенно проела огромную дыру, оставив на ковре лужу зловонной жидкости. Приближались выходные, и если им повезет, дыру в окне не заметят до понедельника.

– О-о, – простонала Джульетта. – От этой твоей кислоты воняет ничуть не лучше, чем от тебя.

Решив не отвечать на оскорбление, Мульч предпочел нырнуть в относительную безопасность комнаты.

Он сверился со встроенным в забрало Шлема лунометром.

– Четыре двадцать по земному времени. Мы отстаем от графика. Поспеши.

Джульетта прыгнула через отверстие в стекле.

– У вершков вечно так, – заметил Мульч. – Спиро целые миллионы тратит, чтобы выстроить безупречную систему безопасности, а один жалкий аккумулятор, считай, выводит ее из строя.

Джульетта достала «Нейтрино-2000», сдвинула предохранительную скобу и нажала на кнопку, активирующую бластер. Зеленый индикатор погас, и загорелся красный огонек.

– По-моему, ты несколько спешишь с выводами, – сказала она, направляясь к двери. – До цели еще очень далеко.

– Стой! – прошипел Мульч, хватая ее за руку. – Камера!

Джульетта замерла. Она совсем забыла о камерах. Они едва успели проникнуть в здание, а она уже начала совершать ошибки. Сосредоточься, девочка, сосредоточься.

Мульч направил шлем на установленную в нише камеру наблюдения. Йонный фильтр выделил дугу обзора камеры, нарисовав в воздухе мерцающий золотистый луч. Добраться до двери, ведущей в коридор, не представлялось возможным.

– Мертвой зоны нет, – сообщил гном. – И до кабеля нам никак не долезть, он спрятан за камерой.

– Ну, мы можем прижаться друг к другу и накрыться фольгой, – предложила Джульетта и брезгливо поморщилась, вспомнив об исходящем от гнома запахе.

На экране портативного компьютера, прилепленного к ее запястью, появилось изображение Жеребкинса.

– Вы, конечно, можете так поступить, но, к сожалению, маскировочная фольга вас не защитит.

– Почему?

– У камер, скажем так, более острое, чем у вершков, зрение. Вспомните изображение на экране телевизора. Камера разбивает его на пиксели. Если вы пойдете мимо объектива, закрывшись фольгой, то на экране мониторов все происходящее будет выглядеть так, будто два человека крадутся позади ярко освещенного экрана кинотеатра.

Джульетта свирепо воззрилась на крошечный компьютер.

– Чем еще ты нас порадуешь, Жеребкинс? Может, пол под нашими ногами вот-вот растворится и мы рухнем в бассейн с кислотой?

– Сомневаюсь. Спиро, конечно, очень умен, однако он – не я.

– А ты, наш талантливый пони, можешь подключиться к источнику видеосигнала? – прошипела Джульетта в микрофон компьютера. – Хотя бы секунд на пять послать ложный сигнал?

Жеребкинс заскрипел лошадиными зубами.

– О, как меня недооценивают… Нет, я не могу отсюда подключиться к источнику, для этого я должен находиться рядом с вами. Но у вас есть видеозажим. Боюсь, в данной ситуации вы должны действовать самостоятельно.

– Тогда я просто пальну по камере, и дело с концом.

– Ответ отрицательный. Нейтринный заряд наверняка выведет камеру из строя, но тем самым ты можешь запустить цепную реакцию, которая охватит всю сеть. Лучше сразу пойти и сдаться Арно Олвану.

Джульетта в ярости врезала ногой по плинтусу. Первое же препятствие, и она не знает, как его преодолеть! Вот ее брат не растерялся бы, но Дворецки сейчас находится на другой стороне Атлантики. Каких-то шесть метров отделяли их от камеры, однако с таким же успехом это могли быть тысячи километров битого стекла.

Тут Джульетта заметила, что Мульч расстегивает клапан своих штанов.

– Этого еще не хватало… – пробурчала она. – Наш малютка захотел на горшочек. Как раз вовремя.

– Я постараюсь не обращать внимания на твои издевки, – откликнулся Мульч, становясь на четыре точки, – потому что на своей шкуре испытал, как Спиро поступает с людьми, которые ему не нравятся.