Глава 1. Тиара госпожи Фей-Фей

 

Под Флершейм-Плаза, Манхэттен, Нью-Йорк

 

Гномы роют туннели. Они рождены для этого. За миллионы лет эволюции их тела претерпели существенные изменения, благодаря которым гномы превратились в крайне эффективных проходчиков. Челюсти их могут раздвигаться на ширину экскаваторного ковша, что позволяет гному прогрызать туннель без помощи каких либо инструментов. Размельченные породы выбрасываются через… через противоположное рту отверстие, освобождая место для очередной порции грунта.

Интересующий нас гном – знаменитый преступник по имени Мульч Рытвинг. Мульч давно уже пришел к выводу, что его жизненное призвание – не горнопроходческое дело, а кражи. В воровской профессии риск меньше, да и на работу каждый день ходить не надо. К тому же приобретенные незаконным способом драгоценные камни и металлы не требуют обработки, отделки и шлифовки: кража позволяет получить сразу готовый продукт.

В тот день его целью была тиара госпожи Фей-Фей – легендарной китайской дипломатки. Тиара являлась настоящим произведением искусства из нефрита и бриллиантов в оправе из белого золота. Она была бесценна, однако Мульча это не смущало – он намеревался самолично назначить ей цену при продаже.

Тиара путешествовала по свету вместе с выставкой восточного искусства. Украшение прославленной китаянки по праву считалось жемчужиной экспозиции. В тот вечер, к которому относится начало нашего повество-вания, ее поместили на хранение в здание на Флершейм-Плаза, а утром собирались перевезти в Музей классического искусства. Всего одну ночь тиара Фей-Фей была уязвима, и Мульч не собирался упускать такой шанс.

Невероятно, но результаты геологических исследований района Флершейм-Плаза можно сравнительно легко найти в Интернете, что позволило Мульчу разработать маршрут в комфортабельных условиях своего логова в Ист-Виллидж. К превеликому своему удовольствию, гном обнаружил, что узкая жила плотной глины и рыхлых сланцев тянется прямо к стене подвала, в котором хранилась тиара Фей-Фей.

В данный момент Мульч перерабатывал челюстями пять килограммов грунта в секунду, неотвратимо приближаясь к заветному подвалу. Волосы на голове и подбородке гнома торчали во все стороны как наэлектризованные: каждый волосок улавливал малейшие колебания почвы.

«Неплохая глина», – думал Мульч, отправляя в рот порцию за порцией и часто дыша носом.

Почти все живые существа, едва вырастают из младенческого возраста, навсегда разучиваются дышать носом и глотать одновременно, но для гномов эта способность жизненно необходима, а потому они сохраняют ее и в зрелом возрасте.

Борода Мульча обнаружила поблизости источник вибрации. Частота колебаний не менялась, стало быть, где-то рядом работал кондиционер или генератор. Это не обязательно означало, что Рытвинг был близок к цели, но у Мульча был самый точный среди грабителей внутренний компас, а вдобавок он ввел точные координаты нужного подвала в трофейный полицейский шлем. Мульч остановился и полез в рюкзак, чтобы свериться с трехмерной схемой на щитке шлема. Подвал Флершейма находился в сорока восьми градусах к северо-востоку, до него оставалось всего-то десять метров. Для туннельного гнома такого калибра преодолеть десять метров – дело нескольких секунд.

Мульч энергично заработал челюстями и пошел сквозь глину, словно волосатая торпеда. Он старался выпускать из себя только грунт, но не газы. Газы могли пригодиться в случае непредвиденных осложнений. И вскоре такое осложнение возникло: макушка Мульча уперлась в шестидюймовой толщины пол подвала. Черепа гномов отличаются прочностью, но ее было явно недостаточно, чтобы с первой попытки пробить целый фут железобетона.

– Д'арвит, – выругался Мульч и быстро заморгал длинными ресницами, чтобы очистить глаза от цементной пыли.

Вытянув вперед руку, он постучал костяшками пальцев по гладкой твердой поверхности.

– Дюймов пять или шесть, я полагаю, – сказал он, ни к кому, как он искренне считал, не обращаясь. – Никаких проблем.

Мульч попятился назад, утрамбовывая грунт за спиной. Он собирался применить маневр, известный среди гномов под названием «циклон». Обычно это прием использовался, когда необходимо было спастись бегством или произвести впечатление на подругу. Упрятав непокорные волосы под непрошибаемый полицейский шлем, Рытвинг сгруппировался, подтянув колени к подбородку.

– Ах, дамы, жать, что вы этого не увидите, – пробормотал Мульч, чувствуя, как нарастает внутри давление газа. За последние несколько минут он проглотил много воздуха, и сейчас отдельные пузырьки соединялись в облако газа, сжатое под действием огромного давления, которое практически невозможно было сдержать в животе.

– Еще секундочку… – прохрипел Мульч, чувствуя, как от напряжения приливает к щекам кровь.