Глава 2. Высший приоритет

 

Полис-Плаза, Гавань, Нижние Уровни

 

Стоило Мульчу Рытвингу произнести имя Артемиса Фаула, как на Полис-Плаза записи разговора был тут же присвоен высший уровень. Каждый шлем офицера полиции Нижних Уровней был оборудован спутниковой системой слежения и мог быть обнаружен в любой точке мира. Кроме того, шлемы имели встроенные микрофоны, которые передавали дежурному офицеру по надзору каждое сказанное его владельцем слово. Как только было упомянуто имя Артемиса Фаула, файл был мгновенно удален из компьютера дежурного офицера. Артемис Фаул числился у спецслужб волшебного народца врагом номер один, и все, связанное с юным ирландцем, мгновенно передавалось в ведение технического советника ЛеППРКОНа, кентавра Жеребкинса.

Жеребкинс подключился к прямой трансляции от шлема Мульча и легким галопом помчался в кабинет майора Крута.

– Есть новости, Джулиус. Возможно, очень важные.

Майор Джулиус Крут был очень занят: он как раз собирался обрезать кончик своей фирменной грибной сигары. Когда технический гений Легиона осмелился оторвать его от этого важного дела, майор одарил нарушителя спокойствия взглядом, в котором не читалось ни радости, ни дружелюбия. Впрочем, подобных чувств на лице главы Корпуса вообще никто никогда не видел. В данный момент Крут, очевидно, пребывал в задумчивости, поскольку не сразу принялся орать. Однако что-то подсказывало кентавру, что знаменитый темперамент майора даст о себе знать в самом скором времени.

– Выслушай мой совет, жеребчик, – прорычал Крут, отрывая конец сигары. – Во-первых, не называй меня Джулиусом. Во-вторых, обращаться к офицеру следует согласно уставу. Здесь я – майор, а по имени будешь звать своих приятелей по игре в поло!

Он откинулся на спинку кресла и раскурил сигару. На Жеребкинса вся эта мизансцена, как обычно, не произвела ни малейшего впечатления.

– Как скажешь, – невозмутимо откликнулся он. – Информация важная. В звуковом файле промелькнуло имя Артемиса Фа-ула.

Крут, мгновенно забыв об уставе, резко выпрямился. Меньше года назад Артемис Фаул взял в заложники капитана корпуса и сумел заполучить полтонны золота из предназначенного для выкупов фонда ЛеППРКОНа. Но куда важнее золота было то, что гадкий ирландский мальчишка знал о существовании народца. И оставался риск, что он снова решит прибегнуть к шантажу.

– Говори быстро, Жеребкинс. Только без жаргона. На простом гномьем языке.

Жеребкинс вздохнул. Половина удовольствия от сообщения важных новостей заключалась в том, чтобы объяснить, что сбор информации стал возможен только благодаря изобретенной им технике.

– О'кей. Каждый год пропадает определенное количество снаряжения Корпуса.

– Именно поэтому мы задействуем систему дистанционного уничтожения, встроенную в полицейское снаряжение.

– Да, в большинстве случаев.

Щеки майора побагровели от злости.

– В большинстве случаев, Жеребкинс? Что-то я ничего не слышал о «большинстве случаев» на обсуждении бюджета.

Жеребкинс поднял руки.

– Эй, я ж не против, можешь разрушить его дистанционно, если очень хочется. Посмотрим, что произойдет.

Майор уставился на него с подозрением.

– И что может мне помешать нажать кнопку прямо сейчас?

– То, что функция самоуничтожения была отключена, а это означает, что шлемом завладел кто-то с мозгами. Шлем только что находился в активном режиме, а это означает, что он пребывал на чьей-то голове. Мы не можем позволить себе оторвать голову нижнему жителю, даже если он или она – преступник.

Крут задумчиво пожевал сигару.

– Хотя мысль очень заманчивая, можешь мне поверить. Откуда взялся этот шлем? Кто его носит сейчас?

Жеребкинс просмотрел компьютерный файл на портативном наручном дисплее.

– Модель старая. Могу предположить, что живущий на поверхности скупщик краденого продал его беглому гному.