Глава 4. Представление

 

Цирк «Максим», ипподром графства Уэксфорд, Южная Ирландия

 

У Артемиса, Дворецки и Мульча были билеты на первый ряд в цирк «Максим». Это был один из тех новаторских цирков, представления в которых соответствуют рекламе и в них не участвуют животные. Клоуны были действительно смешными, акробаты – ловкими почти до невозможности, а гномы – маленькими.

Сергей Всемогущий и четыре из пяти членов команды выстроились в центре манежа и принялись разогревать переполненный зал перед главным представлением. Все гномы, не больше метра ростом, были одеты в облегающие алые трико с изображением молнии на груди. Лица их были закрыты масками того же цвета.

На Мульче болтался слишком длинный для него плащ, козырек кепки гном надвинул на глаза, а лицо густо намазал дурнопахнущим самодельным кремом от загара. Кожа гномов очень плохо переносит свет, даже в пасмурную погоду они обгорают буквально за несколько минут.

Мульч опорожнил огромное ведро попкорна себе в пасть.

– Да, – пробормотал он, отплевываясь. – Эти ребята – настоящие гномы, сомнений нет.

Артемис сдержанно улыбнулся. Он был рад, что оказался прав в своих подозрениях.

– Я обнаружил их совершенно случайно. Просто они пользуются тем же веб-сайтом, что и ты. Компьютерный поиск позволил мне составить две схемы. Было нетрудно заметить, что кражи совершаются там, где гастролирует этот цирк. Я был поражен, что ни ФБР, ни Интерпол не вышли на след банды Сергея. Когда был объявлен маршрут экспозиции, куда входила тиара Фей-Фей, оказалось, что он по странному стечению обстоятельств совпал с маршрутом гастролей цирка. Я сделал вывод, что это не простая случайность. Как всегда, я оказался прав. Гномы украли тиару и тайно ввезли ее в Ирландию вместе с цирковым реквизитом. На самом деле это нам даже на руку: украсть тиару у них будет значительно проще, чем из Музея классического искусства.

– Это почему? – спросил Мульч.

– Потому что они этого не ждут, – объяснил Артемис.

 

Сергей Всемогущий и его труппа готовились показать первый трюк. Он был простым и впечатляющим. В центр манежа спустили на лебедке небольшой, ничем не примечательный деревянный ящик. Сергей, без конца отвешивая поклоны и демонстративно напрягая крошечные мускулы, прошел к ящику. Подняв крышку, гном забрался в него. Циничные зрители ждали, что вот-вот опустится занавес или им покажут какой-нибудь фокус с экраном, который позволит коротышке улизнуть, но ничего подобного не произошло. Ящик стоял на месте. Совершенно неподвижно. Под сверлящими взглядами зрителей. В радиусе двадцати футов не было ни единой души.

Прошла целая минута, прежде чем на манеж вышел еще один гном. Он поставил на землю старомодную взрывную машинку с Т-образной ручкой и, выждав секунд пять под барабанную дробь, привел ее в действие. Ящик взорвался, в воздух взметнулась туча сажи и опилок. Если бы Сергей был в ящике, он был бы уже мертв.

– Гм, – презрительно хмыкнул Мульч, когда в зале раздался гром аплодисментов. – И что в этом удивительного?

– Ровным счетом ничего, если знаешь, в чем фокус, – согласился Артемис.

– Он залезает в ящик, роет из него туннель в гримерную, а потом появляется на манеже в конце представления, – пожал плечами гном

– Правильно. В конце представления на арену выносят еще один ящик, и вдруг в нем появляется Сергей. Обыкновенное чудо.

– Да уж, чудо. У нас столько талантов, а эта кучка проходимцев не смогла придумать ничего более впечатляющего.

Артемис встал, Дворецки мгновенно вскочил на ноги, прикрывая хозяина от возможного нападения сзади.

– Идемте, мистер Рытвинг. Сегодня нам нужно разработать окончательный план.

Мульч заглотил остатки попкорна.

– Сегодня? Почему именно сегодня?

– Чтобы успеть к вечернему представлению, – с улыбкой объяснил Артемис. – На котором, мой друг, гвоздем программы будешь ты.

 

Родовое поместье Фаулов, северная часть Дублина, Ирландия

 

От Уэксфорда до поместья Фаулов было два часа езды. Мать Артемиса уже ждала их у главного входа.

– Тебе понравилось представление, Арти? – спросила Ангелина Фаул, улыбаясь сыну, но глаза ее оставались грустными.

Даже после того, как Элфи Малой вылечила ее от депрессии, вызванной исчезновением Фаула-старшего, во взгляде матери Артемиса сквозила потаенная боль.

– Очень понравилось, мама, это было просто чудесно. Я пригласил на ужин мистера Рытвинга. Он – один из актеров и просто замечательный парень. Надеюсь, ты не против?

– Конечно нет. Чувствуйте себя как дома, мистер Рытвинг.

– Ему не впервой, – едва слышно пробормотал Дворецки.

Он повел Мульча на кухню, а Артемис задержался с матерью.

– Арти, как ты себя чувствуешь, скажи честно?

Артемис не знал, как ответить. Что он мог сказать? «Я решил последовать по стопам отца и стать преступником, потому что это получается у меня лучше всего? Потому что это единственный способ оплачивать работу многочисленных детективных агентств и интернет-компаний, нанятых мной для поисков отца? Но свершение преступных замыслов не приносит мне радости. Победа оказалась не такой сладкой, как я ожидал.»

– Я в полном порядке, мама, – сказал он наконец, однако получилось не слишком убедительно.

Ангелина прижала сына к себе. Артемис чувствовал запах ее духов, тепло ее дыхания.

– Ты – хороший мальчик, – сказала она. – И хороший сын.

Она выпрямилась, снова превратившись в элегантную даму.

– Итак, думаю, тебе не терпится поговорить с новым другом. Вероятно, вам многое нужно обсудить.

– Да, мама, – сказал Артемис, с трудом загоняя печаль в самый дальний уголок сердца. – Нам многое нужно обсудить до вечернего представления.