Глава 5. Гамбит

– Обвал в шахте!!! – завопил самый нервный из команды Сергея.

Элфи, воспользовавшись замешательством, сорвала с ремня шоковую гранату. У нее было всего несколько секунд, прежде чем гномы сообразят, что проиграли, и скроются под землей. Этого нельзя было допустить: никто не может поймать гнома под землей. Когда прибудет отряд Быстрого реагирования, преступники будут уже в нескольких милях от палатки.

Граната была светошумовая: в нее был вмонтирован источник очень яркого света, который после детонации начинал включаться и выключаться с такой частотой, что мозг, получив слишком много изображений за слишком короткий промежуток времени, на время переставал работать. Гномы особенно восприимчивы к воздействию светошумового оружия, поскольку вообще с трудом переносят любой яркий свет.

Артемис первым заметил в руке Элфи серебристый шар.

– Дворецки! – крикнул он в микрофон. – Мы выходим! Немедленно! Северо-восточный угол.

Схватив Мульча за воротник, он потащил его за собой. Брезент опускался, и его падение замедлял лишь запертый в палатке воздух.

– Сматываемся! – завопил Дерф. – Быстро! Бросайте все и закапывайтесь!

– Врешь, не уйдешь, – прохрипела Элфи.

Каждое слово вызывало боль в поврежденной гортани. Повернув ручку таймера, она бросила гранату под ноги Всемогущим. Это было идеальное оружие против гномов. Ни один гном не может отвести взгляда от блестящего предмета. Даже Мульч уставился на сверкающий шар и продолжал бы смотреть на него до самой вспышки, если бы Дворецки не сделал пятифутовый разрез в брезенте и не выдернул Рытвинга вместе с Артемисом из палатки.

– План «Б», – проворчал он. – В следующий раз нужно будет тщательнее продумать запасной вариант.

– Упреками и обвинениями займемся потом, – быстро произнес его хозяин. – Если Элфи оказалась здесь, подкрепление может появиться в любую секунду.

Вероятно, понял Артемис, в шлеме было установлено какое-то устройство слежения, которое он не смог обнаружить и потому не отключил. Скорее всего, в одной из наружных оболочек.

– Итак, новый план. Учитывая то, что Корпус узнал о нашей операции, мы должны разделиться. Мульч, я выпишу тебе чек, сумма которого соответствует твоей доле. Один миллион восемьсот тысяч евро, хорошая цена за тиару на черном рынке.

– Чек? Ты шутишь, вершок? – воскликнул Мульч. – Разве я могу тебе верить?

– Можешь, – заверил его Артемис. – Обычно мне доверять нельзя, но мы заключили сделку, а партнеров я никогда не обманываю. Конечно, ты можешь дождаться прибытия отряда Быстрого реагирования, чтобы подробно объяснить им свое чудесное возвращение с того света.

Мульч выхватил из его руки чек.

– Если у меня его не примут, я вернусь в твой особняк. Если ты забыл, я знаю, как в него проникнуть. – Он заметил свирепый взгляд Дворецки и поспешно добавил: – Честно говоря, надеюсь, что до этого не дойдет.

– Не дойдет, можешь мне верить.

Мульч расстегнул задний клапан штанов.

– Да уж хотелось бы. – Он подмигнул Дворецки и исчез под землей, подняв тучу пыли, прежде чем телохранитель успел отреагировать и отшатнуться. Впрочем, никто бы на его месте не успел.

Артемис сжал в кулаке голубой бриллиант тиары. Камень уже едва держался в оправе. Сейчас можно просто уйти. Предоставить Корпусу самому расхлебывать эту кашу.

Но, как обычно, просто уйти не получилось. Артемис понял это чуть раньше, чем услышал голос Элфи.

– Стоять, Артемис! – крикнула капитан подземной полиции. – Или я буду стрелять. Рука у меня не дрогнет, не надейся. На самом деле, я с удовольствием нажму на курок.

 

Элфи включила поляризационный светофильтр шлема буквально за мгновение до взрыва гранаты. Суета вокруг стояла такая, что даже эта простая операция потребовала напряжения внимания. Брезент хлопал на ветру, гномы расстегивали задние клапаны, а еще она заметила краем глаза, что Фаул пытается сбежать сквозь разрез, который непонятно откуда появился в ткани палатки.

Капитан Малой не могла допустить, чтобы зловредный вершок скрылся. На этот раз она получит ордер и навсегда сотрет все воспоминания о волшебном народце из памяти этого ирландского мальчишки.

Она закрыла глаза, на тот случай, если световым импульсам удастся проникнуть сквозь фильтр, и стала ждать взрыва. От вспышки палатка стала похожей на абажур лампы. Некоторые особенно слабые швы разошлись, и небо озарилось светом, похожим на лучи зенитных прожекторов. Когда Элфи открыла глаза, гномы валялись без чувств на земляном полу палатки. Особенно не повезло Сергею, которого угораздило вылезти из туннеля как раз в момент вспышки. Элфи нащупала на ремне шприц. В шприце находились заполненные снотворным крошечные капсулы системы слежения. Если капсулы попали в кровеносную систему подземного жителя, его можно было отыскать в любой точке мира и при желании лишить сознания. Это намного облегчало выслеживание беглецов. Элфи быстро нашла в складках брезента всех шестерых гномов, сделала инъекции и поползла к выходу из палатки. Теперь Сергея и его банду можно будет арестовать в любой момент. А капитану Малой ничто не мешало посвятить все свои силы преследованию Артемиса Фаула.

Она едва не сломала уши о брезент, его удерживали лишь небольшие, заполненные воздухом пустоты. Пора было выбираться, пока он окончательно не прижал ее к земле. Элфи включила механические крылья, создав своего рода личную аэродинамическую трубу, и, отталкиваясь ногами от земли, вылетела наружу.