Глава 12. Беседа с камнем

 

«Тайбей 101», сороковой этаж, галерея «Канарейка»

Артемис уверенно шагал по вестибюлю галереи «Канарейка», Дворецки и Минерва едва поспевали за ним.

– Мы в картинной галерее, – заметила Минерва. – Неужели у нас есть время наслаждаться искусством?

От удивления Артемис остановился как вкопанный.

– На искусство всегда есть время, – сказал он. – Однако здесь нас интересует вполне определенное произведение.

– Какое именно?

Артемис показал на свисавшие с потолка через равные промежутки шелковые полотнища. На каждом полотнище был вышит причудливый узор, завивающийся спиралью.

– Я слежу за событиями в мире искусства. Эта выставка меня особенно заинтересовала. Центральным экспонатом является частично утраченная скульптурная композиция. Полукруг странных танцующих существ. Возможно, скульптурам не меньше десяти тысяч лет. Найдены они были на побережье Ирландии, однако владелец, «Американская нефтяная компания», привез их сюда на выставку.

– Артемис, зачем мы сюда пришли? Я должна вернуться домой, к отцу.

– Неужели ты не узнала узор? Неужели раньше не видела его?

Минерва мгновенно вспомнила.

– Mais oui! Certainement. Я видела этот узор на лбу демона. Именно этот.

Артемис щелкнул пальцами и пошел дальше.

– Точно. Когда я увидел Номера Первого, узоры на его теле показались мне знакомыми. Я не сразу вспомнил, где видел их прежде, а когда все-таки вспомнил, мне пришло в голову, что, возможно, эти скульптуры – совсем не скульптуры.

Минерва быстро обо всем догадалась.

– Это был круг колдунов. Из настоящего заклинания времени.

– Вот именно. А что, если они не затерялись во времени и в пространстве? Что, если один из них, хитроумный и коварный, догадался использовать способности горгульи, чтобы превратить всех в камень?

– А что, если Номер Первый – колдун и только он один способен оживить их?

– Молодец, Минерва. Быстро все понимаешь. Молодая, сообразительная и высокомерная. Ты мне кого-то напоминаешь. Кто бы это мог быть?

– Понятия не имею, – сказал Дворецки, закатывая глаза.

– Но как ты все устроил? – поинтересовалась француженка. – Конг сам выбрал место встречи. Я слышала, как он разговаривал с тобой по телефону.

Артемис улыбнулся собственной находчивости.

– Пока он думал об этом, я сказал: «На мне будет бордовый галстук с изображением бамбука. Обрати на это внимание. Есть сто и одна причина, по которым сделка может сорваться». Понимаешь?

Минерва задумчиво покрутила локон в пальцах.

– Mon Dieu! Ты использовал силу внушения!

Бамбук. Сто и одна.

– И подсознание подсказало Конгу «Тайбей 101».

– Гениально, Артемис! Поразительно. Поверь мне, в моих устах это не пустые слова.

– Действительно гениально, – сказал Артемис, не страдавший от ложной скромности. – Учитывая тот факт, что Тайвань – второй дом Конга, я не сомневался в успехе.

У входа в галерею, за столом регистрации, сидел усталый человек. Он был одет в неоновый синий костюм, его голова была выбрита, за исключением оставленной в форме узора Номера Первого спирали коротких волос. Он быстро говорил в микрофон прикрепленной к уху гарнитуры «Bluetooth».

– Нет-нет. Лосось не пойдет. Мы заказывали кальмаров и лангустов. Ты доставишь их сюда к восьми часам, иначе я сам спущусь и нашинкую из тебя суши.

– Проблемы с поставщиками? – учтиво спросил Артемис на безукоризненном китайском, когда мужчина закончил разговор.

– Да, – ответил мужчина. – Выставка открывается сегодня, и…

Мужчина замолчал, потому что поднял голову, чтобы посмотреть, с кем разговаривает, и увидел Дворецки.

– Ничего себе. Какой большой… Ой, я хотел сказать, привет, я мистер Лиин, куратор выставки. Чем могу помочь?

– Мы хотели бы, чтобы вы устроили для нас частный предварительный просмотр выставки, – сказал Артемис– Особенно нас интересуют танцующие фигуры.

Мистер Лиин был настолько удивлен, что смог только выпалить:

– Что? Что? Частный? Нет-нет-нет! Невозможно. Не может быть и речи. Это же настоящий шедевр! Посмотрите на мою голову. Посмотрите! Я делаю это далеко не для каждой выставки.

– Я понимаю вас, но мой товарищ, который большой, будет весьма признателен, если вы пропустите нас, буквально на минуту. Мистер Лиин открыл было рот, чтобы возразить, но тут его внимание привлекло нечто другое.