Глава 13. Вне времени

– Маловероятно, но возможно. Тем не менее мне понадобятся семеро носителей магии.

– Но на этот раз тебе придется иметь дело с готовым заклинанием, – возразил Артемис. – Несущий каркас уже есть. Неужели нельзя обойтись меньшим числом колдунов.

Кван погрозил Артемису пальцем.

– А ты и впрямь умен, вершок. Да, может быть, я сумею обойтись меньшим числом. Конечно, сработает ли это, мы узнаем, только когда прибудем на Землю. Если прибудем.

– Сколько носителей магии тебе требуется?

– Пятеро. Никак не меньше.

Элфи заскрипела зубами.

– Нас трое, причем Номер Первый – новичок. Выходит, остается только посмотреть, не найдется ли на острове двух демонов с магическими способностями.

– Невозможно, – отрезал Кван. – После трансформации бесенок лишается магической силы, даже если она у него была. Не трансформируются только колдуны, такие как я и Номер Первый. Поэтому и магия остается при нас.

Артемис стряхнул пепел с пиджака.

– В первую очередь надо выбраться из кратера и найти серебро. Бомбу предлагаю оставить здесь. Температура недостаточно высока для воспламенения, а если даже бомба взорвется, вулкан частично погасит взрывную волну. Кроме того, если мы собираемся искать волшебное существо, больше шансов найти его вне кратера. А еще у меня от запаха серы уже голова раскалывается.

Не дожидаясь ответа, он повернулся и направился к кромке кратера. Через несколько мгновений остальные последовали его примеру, проваливаясь при каждом шаге в корку пепла. Артемису это напоминало восхождение на гигантскую песчаную дюну, которое он как-то совершил со своим отцом. Только падение здесь грозило более серьезными последствиями.

Подъем по предательскому склону оказался трудным. Под слоем пепла таились впадины и трещины, через которые теплый воздух поднимался из вулкана на поверхность. Вокруг этих трещин пучками росла разноцветная плесень, которая светилась в тени кратера, словно ночные кораллы.

За время восхождения никто не произнес ни слова. Только Номер Первый что-то бормотал, перебирая свой новообретенный словарный запас, – должно быть, это помогало ему удерживать страх в узде.

Карабкаясь по клону, Артемис иногда бросал взгляд вверх. Красное предрассветное небо напоминало бескрайнее море крови.

«Какая ободряющая метафора, – подумал он. – Наверное, это говорит кое-что о моем характере, если алое небо вызывает в воображении только образ моря крови».

Номеру Первому повезло больше других – тело бесенка было лучше приспособлено к подъему по крутому склону: центр тяжести располагался низко, что помогало удерживать равновесие, кроме того, при необходимости Номер Первый опирался на короткий хвост. Его широкие ступни не проваливались в пепел, а чешуя защитила бы от ожогов и ушибов, если бы бесенок оступился и упал.

Квану приходилось тяжелее всех. Старый колдун провел последние десять тысяч лет закованным в камень, и конечности пока плохо ему подчинялись. Магия немного облегчала его страдания, но даже она не могла полностью снять боль. Он морщился всякий раз, когда его ноги проваливались в мягкий пепел.

Наконец маленький отряд добрался до кромки кратера. Сколько времени отнял подъем, оставалось только гадать. Цвет неба ничуть не изменился, а все часы остановились.

Элфи пробежала последние несколько шагов, потом вдруг остановилась и подняла сжатую в кулак руку.

– Она приказывает нам не двигаться, – объяснил Артемис. – Это сигнал, принятый среди военных. Люди-солдаты тоже используют его.

Элфи осторожно выглянула из-за каменного гребня, потом вернулась к остальным.

– Что значит, если к горе направляется толпа демонов?

Кван улыбнулся.

– Это значит, что наши братья-демоны заметили вспышку и идут приветствовать нас. – А что значит, если все они вооружены арбалетами?

– Гм, – задумчиво произнес Кван. – Возможно, все гораздо хуже, чем я думал.

– Насколько хуже? – поинтересовался Артемис. – Нам уже приходилось сражаться с троллями.

– Все в порядке, – успокоила его Элфи. – Демоны не настолько большие и сильные. Нам нечего бояться. Правда.

Артемис нахмурился. Он слишком хорошо знал по прошлому опыту: если Элфи начинает его успокаивать, это означает, что им грозят очень большие неприятности.

– Настолько плохо? – спросил он.

Элфи, присвистнув, покачала головой.

– Такое и в страшном сне не приснится.