Глава 14. Бессменный вождь

 

Остров Гибрас

Пока Артемис с друзьями мчались по туннелю времени, Леон Аббот проводил Совет старейшин племени. Все важные решения принимал Совет, вернее, Аббот принимал все важные решения на заседаниях Совета. Остальным казалось, что они принимают участие, но на самом деле Леон Аббот всего лишь умело убеждал их в правильности своего личного мнения.

«Если бы они знали, – думал он, прикусив губу, чтобы не выдать себя самодовольной улыбкой, – они сожрали бы меня живьем. Но они никогда не узнают, потому что не осталось никого, кто мог бы им обо всем рассказать. Этот олух Номер Первый был последним. Какая жалость».

Нынешнее заседание должно было стать переломным в истории демонов. По замыслу Аббота с него должен был начаться великий исход племени и рассвет новой эры. Эры Леона Аббота.

Он оглядел демонов, сидящих за длинным столом и увлеченно обсасывающих кроличьи косточки. Аббот нарочно озаботился раздобыть живых кроликов к этому заседанию. Членов Совета он презирал. Всех до единого. Тупые ничтожества, руководствующиеся только низменными аппетитами, они не могли жить без лидера. Никаких споров, никаких обсуждений, его слово было законом. Никак иначе.

Конечно, в нормальных обстоятельствах демоны могли не поддержать его планы на будущее. Больше того, услышав такое предложение, они, скорее всего, обошлись бы с Абботом так же, как в данный момент обходились с кроликами. Но обстоятельства не были нормальными. В переговорах с Советом Аббот обладал определенными преимуществами.

Хэдли Шрайвлингтон Бассет – он был только недавно принят в члены Совета и потому сидел на дальнем конце стола – встал и громко зарычал. Так он выражал желание выступить. Честно говоря, Бассет несколько беспокоил Аббота. Как оказалось, этот демон не всегда поддавался убеждению, и к его мнению начинали прислушиваться другие. С Бассетом придется разобраться, причем незамедлительно.

Бассет снова зарычал, приложив ко рту ладони, сложенные «рупором», чтобы звук донесся до другого конца стола.

– Я буду говорить, Леон Аббот. А ты будешь слушать.

Аббот устало вздохнул и взмахом руки разрешил демону продолжать. Ох уж эта молодежь с ее любовью к формальностям!…

– Мне кое-что не по нутру, Аббот. Наше племя живет не так, как должно жить демонам. Некоторые члены Совета одобрительно заворчали. Аббота это не испугало. Скоро они изменят свое мнение.

– Мы называем друг друга человеческими именами, – продолжал Бассет. – Мы преклоняемся перед человеческой книгой. И я говорю: это отвратительно! Мы что, собираемся превратиться в людей?

– Я уже объяснял, Бассет. Возможно, миллион раз. Или ты настолько туп, что мои слова не могут пробиться сквозь твой череп? Бассет глухо зарычал. Этот рык означал вызов на бой. Демон намеревался вбить обратно в глотку оскорбление обидчика, и не важно, что Аббот был вождем племени.

– Попробую объяснить еще раз, – сказал Аббот, положив ноги на стол, что было дополнительным оскорблением. – Изучая образ жизни людей, мы учимся лучше понимать их, а значит, сможем с легкостью их победить. Мы читаем книгу, мы тренируемся стрелять из арбалета, мы носим их имена.

Однако Бассет не собирался уступать.

– Я слышал эти слова миллион раз, и каждый раз я думал: «Что за чушь!» Мы же не даем друг другу имена кроликов, когда на них охотимся. Мы не живем в норах, чтобы охотиться на лис. Мы можем изучать книгу и стрелять из арбалета, но мы – демоны, а не люди. Мое семейное имя – Хрящ. Вот настоящее имя для демона! А не дурацкое Хэдли Шрайвлингтон Бассет.

Аргумент был веским, и подан он был мастерски. Может быть, в иных обстоятельствах Аббот поаплодировал бы и сделал этого молодого демона своим заместителем. Но из помощников вырастают соперники, а именно этого Аббот не мог допустить.

Он встал и медленно пошел вдоль стола, заглядывая в глаза каждому члену Совета. Сначала он видел в них открытое неповиновение, но, когда заговорил, дерзкий блеск померк и сменился тусклым свечением послушания.

– Ты, конечно, прав, – сказал Аббот, проводя когтем по своему изогнутому рогу, отчего во все стороны посыпались синеватые искры. – Все, что ты говоришь, соответствует истине. Имена, нелепая книга, арбалеты, изучение английского языка. Все это шутка.

Бассет обнажил острые белые зубы, его золотистые зрачки сузились.

– Ты признаешь это, Аббот? Вы все слышали, что он признает?

Чуть раньше все одобрили бы вызов молодого демона громоподобным рычанием, но боевой запал уже угас. Демоны тупо таращились в столешницу, словно на ее неровной поверхности было нацарапано уравнение, решить которое было для них вопросом жизни и смерти.

– Истина заключается в том, Бассет, – сказал Аббот, подходя еще ближе, – что мы никогда не вернемся домой. Наш дом теперь здесь.

– Но ты говорил…

– Я знаю. Я говорил, что заклятие исчезнет и мы переместимся туда, откуда пришли. Кто знает, может быть, я говорил правду. Но я не имею представления о том, что произойдет в действительности. Знаю только, что, пока мы остаемся здесь, я буду главным.