Глава 16. Точка возврата

– Коротышка? – пропищал он. – Ты не Квеффор, ты – Н'залл!

– Аббот!!! – взревел демон, схватив бесенка за горло. – Меня зовут Аббот!

Элфи достала и сняла с предохранителя пистолет прежде, чем Аббот успел закончить фразу.

– Отпусти его, Аббот! – крикнула она, – Бежать тебе некуда! Твой мир исчез.

Бывший вождь племени заплакал.

– Я знаю, что он исчез. Коротышка отнял его у меня! А теперь я отниму у него жизнь.

Элфи сделала предупредительный выстрел над головой Аббота.

– Следующий будет точно между глаз, – пообещала она.

Аббот поднял бесенка и заслонился им как щитом.

– Стреляй, эльфийка. Избавь нас обоих от страданий.

В эту минуту с Номером Первым что-то произошло. Когда Аббот схватил его, бесенок по старой привычке испугался и захныкал. Но теперь его слезы вдруг высохли, а взгляд стал жестким.

«Каждый раз, когда жизнь начинает налаживаться, Аббот все портит, – зло подумал он. – Я сыт по горло этим демоном. Я хочу, чтобы он исчез».

Для Номера Первого это был огромный прогресс. Обычно, попав в передрягу, он мечтал исчезнуть сам. На этот раз он захотел, чтобы исчез его обидчик. «С меня хватит», – решил бесенок и совершил абсолютно немыслимый в прежней жизни поступок – осмелился перечить Абботу.

– Я хочу говорить с Квеффором, – сказал он дрожащим голосом.

– Квеффора больше нет! – крикнул Аббот, брызгая ему в лицо слюной. – Осталась только его магия. Моя магия!

– Я хочу говорить с Квеффором, – повторил бесенок-заложник уже громче и уверенней.

На Аббота такое неповиновение подействовало как струя газа из-под заднего клапана гномьих штанов. Мало того что он лишился своего царства и приближенных, так еще и жалкий бесенок смеет дерзить ему! Аббот не собирался такое терпеть. Подбросив Номера Первого высоко в воздух, он развернул его в полете лицом к себе и поймал за плечи, не дав приземлиться. Бесенок оказался лицом к лицу с Абботом, рога демона касались его ушей. Взгляд широко раскрытых глаз бывшего вождя был безумным, слюна блестела на его клыках.

– Прощайся с жизнью, Коротышка.

Если бы Аббот внимательней присмотрелся к пленнику, он мог бы заметить, что глаза Номера Первого подернулись синей пеленой, а узоры на его груди начали мерцать. Но Аббот, как всегда, думал только о себе любимом.

Номер Первый ухитрился поднять руки и схватить Аббота за рога.

– Как ты посмел? – взревел тот, не веря своим глазам.

Прикосновение к рогам среди демонов считается смертельным оскорблением, практически неприкрытым вызовом на поединок. Бесенок смотрел прямо в глаза своему мучителю.

– Я сказал, что хочу говорить с Квеффором.

На этот раз Аббот услышал его, потому что голос не принадлежал Номеру Первому. Это был полный несокрушимой силы голос чистой магии.

Аббот заморгал.

– Я…э-э… сейчас посмотрю, здесь ли он.

Однако было уже поздно – Номер Первый не собирался сдерживать свою силу. Сначала робко, потом смелее он запустил магические щупальца в мозг Аббота через рога, которые сразу же стали излучать синий свет, и с них посыпались крупные чешуйки.

– Поосторожней с рогами, – успел проговорить Аббот слабым голосом, прежде чем у него закатились глаза. – Они нравятся девушкам…

Номер Первый копался в голове Аббота до тех пор, пока не обнаружил Квеффора, спящего в дальнем углу, – этот участок мозга ученые назвали бы лимбической системой.

«Вся проблема в том, – вдруг понял бесенок, – что в любой голове есть место только для одного сознания. Абботу придется переселиться».

И тогда, совершенно не обладая опытом и действуя исключительно по велению интуиции, Номер Первый стал подпитывать сознание Квеффора энергией, пока оно не заняло весь мозг. Размер подошел далеко не идеально, и бедняга Квеффор еще долго страдал от судорог и утраты контроля над кишечником на общественных мероприятиях. Этот синдром впоследствии получил название «месть Аббота». Но по крайней мере тело подчинялось ему. Почти всегда.

Спустя несколько лет, после трех консилиумов, медикам-кудесникам волшебного народца удалось наконец переместить сознание Аббота в низшую жизненную форму. Точнее говоря, в тело морской свинки. Аббот вскоре подавил разум несчастного зверька, полностью подчинив тело себе. Кудесники практиканты часто развлекались тем, что бросали в клетку свинки крошечные мечи и хохотали, наблюдая за тем, как зверушка пытается их поднять…

Квеффор заморгал глазами Аббота.

– Спасибо, Номер Первый, – сказал он, опуская маленького колдуна на землю. – Он всегда был слишком сильным для меня, но теперь он исчез. Я свободен… – Квеффор посмотрел на свои новые руки. – Надо же, какое сильное тело мне досталось! Что ни делается, все к лучшему.

Элфи опустила пистолет и положила руку на бедро.

– Ну, вроде бы все. Наши беды позади, верно?

Артемис почувствовал, как земля под ногами дрогнула. Он опустился на одно колено и положил ладони на землю.

– Элфи, мне очень жаль тебя разочаровывать, но, кажется, мы тонем.

Все было гораздо серьезней, чем может показаться. Как-никак, тонул целый остров. Но помощь уже была близка.