Глава 14. День отца

 

Мурманск

Арктическое побережье между Мурманском и Североморском представляло из себя настоящее кладбище, на котором были похоронены подводные лодки некогда могучего советского флота. Более ста атомных субмарин ржавели в многочисленных фьордах и бухтах, и только редкие знаки опасности говорили о том, что здесь притаилась смерть.

Ночью над кладбищем мертвых кораблей мерцало таинственное свечение, сопровождаемое странным гулом.

Одна из подводных лодок, похороненных тут, звалась «Сталинград». Это была тридцатилетняя субмарина класса «Тайфун» с насквозь проржавевшим и прохудившимся реактором. Разумеется, смертельно опасная для всего живого. Но именно сюда главарь мафии Бритва послал своих шестерок. Именно здесь должен был произойти обмен Артемиса Фаула-старшего на крупную сумму денег.

Михаил Васикин и Камар не испытывали особого восторга от данного поручения. Они сидели в капитанской каюте вот уже двое суток, но сколько лет своей жизни они потеряли за эти два дня? Десять? А может, больше?

Васикин вдруг закашлялся.

– Слышишь? – спросил он. – У меня какая-то беда внутри. Это все из-за радиации, точно тебе говорю.

– Фигня полная, – откликнулся Камар. – Этому Фаулу всего тринадцать лет. Тринадцать! Он же еще пацан. Ну где пацан возьмет пять миллионов? Чокнуться можно…

Васикин сел на койке.

– Э-э, не скажи… Я наслышан об этом щенке. Говорят, ему подвластны темные силы.

– Темные силы? – фыркнул Камар. – Он волшебник, что ль? От этой радиации у тебя совсем крыша поехала.

– Да нет, правда, у меня есть кореш в Интерполе, так вот, у них даже заведено досье на этого пацана. Прикинь, парню всего тринадцать, а на него уже заведено досье в Интерполе! Мне – тридцать семь, а Интерпол и не подозревает о моем существовании. – В голосе Васикина явно звучали нотки разочарования.

– Досье? А при чем тут магия?

– Так ты сюда слушай и не перебивай! Мой кореш готов поклясться, что этого щенка Фаула видели в разных странах в один и тот же день. Более того, в один и тот же час!

Однако слова Васикина не произвели на Камара никакого впечатления.

– Твой кореш еще большее брехло, чем ты.

– Ну, хочешь верь, хочешь нет, но я буду рад убраться с этой чертовой лодки живым.

Камар натянул меховую шапку на уши.

– Ладно, пошли. Время.

– Наконец-то… – вздохнул Васикин.

Из соседней каюты они вытащили заложника. О его охране не слишком заботились – на одной ноге далеко не ускачешь. Правда, для собственного спокойствия Камар с Васикиным надели ему на голову мешок. Васикин взвалил Фаула-старшего на плечо и поднялся по трапу в командную рубку.

Камар связался по рации с бойцами прикрытия. Более ста мафиози притаились за чахлыми кустами и сугробами. Сигареты мерцали в ночи, как светлячки.

– Потушите сигареты, идиоты! – прошипел он на открытой частоте. – Скоро уже полночь. Фаул может появиться в любую секунду. Запомните, стрелять только по моей команде. И стрелять всем!

Послышалось дружное шипение сотни брошенных в снег сигарет. Сотня человек. Операция влетела в копеечку. Но Бритва обещал им аж двадцать процентов от выкупа, поэтому Камар с Васикиным не поскупились и наняли лучших из лучших.

Откуда бы ни появился этот Фаул, он попадет под перекрестный огонь. Из пацана и его дражайшего папочки сделают решето, вернее, два решета, а Камар и Васикин прекрасненько проведут время в командной рубке, за надежными стальными бортами подводной лодки.

«Посмотрим, поможет ли тебе твоя магия, irlandets!» – усмехнулся Камар.

 

Элфи изучала местность через ночной фильтр высокого разрешения – что ни говори, а волшебные технологии существенно облегчают жизнь. Дворецки пришлось довольствоваться старым биноклем.

– Сколько сигарет ты насчитала?

– Больше восьмидесяти, – ответила Элфи. – Там не меньше сотни бойцов. Если мы посмеем сунуться туда, обратно нас вынесут вперед ногами.

Крут кивнул, соглашаясь. Даже он, великий тактик и стратег, не мог ничего придумать.

Они разбили лагерь на противоположном берегу фьорда, на склоне высокого холма. Совет, приняв во внимание последние заслуги Артемиса, дал добро на проведение операции.