Глава 2. Спасение рядового Цыпа

Западный берег, Гавань, Нижние Уровни

Согласно традиционным людским представлениям, лепрекон – это крошечный бесенок в зеленом костюмчике. Но еще раз подчеркнем: так считают люди. А вот у волшебного народца существуют свои представления. На Нижних Уровнях лепрекон – это офицер элитного подразделения под названием ЛеППРКОН (Легион Подземной Полиции, Разведывательный Корпус Особого Назначения). Лепрекон – это гном со здоровенной «будкой» или раскачанный донельзя эльф, пришедший в полицию прямиком из команды колледжа по хрустьболу.

Капитан Элфи Малой не подходила ни под одно из этих описаний. На самом деле кто угодно был больше похож на офицера спецкорпуса, но только не она. По внешнему виду, – кошачья грациозность, сильные, но не раскачанные мускулы, – ее скорее можно было принять за гимнастку или, скажем, профессионального спелеолога. Однако присмотритесь к ней поближе, не обращайте внимания на смазливое личико, нет, загляните ей в глаза. И вы увидите там пламенную решительность, способную зажечь свечу на расстоянии десяти шагов. Вы увидите острый, как лезвие бритвы, ум, благодаря которому она и стала одним из самых уважаемых офицеров Корпуса.

Но официально Элфи уже не имела никакого отношения к разведке. После дела Артемиса Фаула (где она выступала заложницей, именно за ее голову Артемисом был назначен громадный выкуп) ее положение сильно пошатнулось. А ведь она была первой женщиной, принятой в Корпус! В общем, она бы давно уже сидела дома и поливала цветы, если бы майор Крут не пригрозил Совету: либо он тоже сдает свой значок, либо Элфи остается в полиции. Крут прекрасно знал, хотя и не смог убедить в этом отдел внутренних расследований, что похищение произошло вовсе не по вине Элфи и только ее умелые действия позволили обойтись без жертв в этой сложнейшей операции.

Впрочем, членов Совета мало интересовали человеческие жизни. Их больше волновало то, что волшебный народец лишился своего драгоценного золота (не всего, конечно, но приличного его количества). Сумма, выплаченная за освобождение Элфи, изрядно истощила фонд выкупа, которым обладал Корпус. Элфи и сама была бы не прочь вернуться на поверхность, взять Артемиса Фаула за шиворот и трясти до тех пор, пока этот поганец не вернет золото, но Книга, то есть библия волшебного народца, гласила, что человек, сумевший отнять у волшебного народца заветное золото, неприкосновенен и может делать с этим золотом все, что захочет.

Так или иначе, отдел внутренних расследований, вместо того чтобы лишить Элфи значка, поручил ей нудную, скучную работенку – то есть направил туда, где ее было бы не видно и не слышно. А когда тебя не видно и не слышно? Правильно, когда ты целыми днями просиживаешь в засадах. Элфи перевели в таможенный отдел, а уже оттуда послали следить за одним из пневматических подъемников. Целыми днями она просиживала в капсуле, наблюдая за шахтой. Ее карьере как офицеру Корпуса пришел конец.

Хотя следует признать, контрабанда являлась серьезной проблемой для полиции Нижних Уровней. Причем не сама контрабанда, предметом которой было достаточно безобидное барахло: солнцезащитные очки, DVD, кофеварки и тому подобное. Угрозу представлял метод приобретения вышеперечисленных товаров.

Гоблинская триада Б’ва Келл захватила рынок контрабанды и с каждым удачным набегом на поверхность все больше наглела. Ходили слухи, будто бы гоблины даже сконструировали себе грузовой шаттл, чтобы не платить дань продажным таможенникам.

Однако чем гоблины славятся, так это своей тупостью. Рано или поздно один из членов триады забудет про свой защитный экран – и фотографии гоблинов стремительно облетят все газеты и программы наземных новостей. А затем пройдет совсем немного времени, и Нижние Уровни будут обнаружены. Вершки не упустят такой лакомый кусочек. А что последует потом? Человеческая природа неизменна. Вершки уже отравили всю землю, теперь они двинутся внутрь, в глубь планеты. Ну а как люди обходятся с низшими, по их мнению, расами, это известно всем. Тем более что беспорядочная добыча полезных ископаемых требует дешевой рабочей силы.

Гоблинов надо было остановить любой ценой, и бедняги-полицейские, попавшие в черный список департамента внутренних дел, вынуждены были месяцами просиживать в засадах. Именно поэтому Элфи торчала сейчас в капсуле неподалеку от входа в практически никогда не использовавшийся пневматический подъемник.

Шахта Е37 выходила на поверхность прямо в центре Парижа. Столица Франции считалась зоной повышенного риска и была отмечена красным флажком, поэтому визы туда выдавались крайне редко, как правило только сотрудникам Корпуса. Гражданские лица не пользовались этой шахтой вот уже несколько десятилетий, и тем не менее наблюдение осуществлялось в режиме «двадцать четыре часа, семь дней в неделю», то есть рядом с подъемником постоянно дежурили два офицера, сменявшиеся через каждые восемь часов.

Вдобавок ко всем несчастьям в напарники Элфи дали Цыпа Треплоу. Подобно большинству спрайтов, летучих родственников эльфов, Цып считал себя зеленокожим даром Господним, поэтому большую часть времени пытался произвести впечатление на Элфи, вместо того чтобы выполнять свои прямые обязанности.

– Неплохо выглядишь, капитан, – начал разговор Цып тем вечером. – Сногсшибательная прическа.

Элфи подрегулировала экран капсулы, не понимая, как можно называть сногсшибательной прической коротко остриженные золотисто-каштановые волосы.

– Сосредоточься, рядовой. Бой может завязаться в любую секунду.

– Сомневаюсь, капитан. Здесь тихо, как в могиле. Обожаю такие задания. Все легко и просто. Сиди себе и не потей.

Элфи еще раз оглядела пустынный туннель. Треплоу был прав. А ведь тут некогда располагался процветающий пригород, но потом шахту закрыли, и окрестности стремительно опустели. Лишь изредка сюда забредал какой-нибудь тролль. Да уж, если тролли начали занимать территорию, значит, тут никого не осталось…