Глава 4. Фаул играет в открытую

 

Камера для задержанных номер 4, Полис-Плаза, Гавань, Нижние Уровни

Очнулся Артемис в камере для допросов, которая ничем не отличалась от любой другой полицейской камеры для допросов. Такая же неудобная мебель, те же порядки.

Крут не стал тянуть кота за хвост и мгновенно приступил к делу:

– О’кей, Фаул, выкладывай все начистоту.

Артемис осмотрелся по сторонам, чтобы немножко собраться с мыслями. Он сидел за низким столиком с пластиковой крышкой, а Элфи и Крут расположились на стульях напротив. Мощная лампа светила ему в лицо.

– Что, майор, прямо вот так? И даже «здрасьте» не скажете?

– С преступниками не здороваюсь.

Артемис заметил, что его руки прикованы к стулу.

– Вы все еще расстраиваетесь по поводу прошлогодних событий? Но, в конце концов, я же обыграл вас. И на этом все должно было закончиться, согласно вашей же Книге.

Крут наклонился вперед, и дымящийся кончик его сигары оказался в нескольких сантиметрах от носа Артемиса.

– Это совсем другое дело, Фаул, так что перестань прикидываться чистеньким.

– Вы кого сейчас играете, майор? – невозмутимо вопросил Артемис. – Хорошего полицейского или плохого?

Крут от души расхохотался, огонек его сигары начертил в воздухе сложный узор.

– Плохой полицейский, хороший полицейский! Очень жаль тебя расстраивать, Дороти, но ты не в Канзас-сити.

Майор любил цитировать «Волшебника страны Оз». Трое его племянников снимались в этом фильме.

Из тени вдруг выступила фигура. У фигуры были хвост, четыре ноги и две руки, в которых она сжимала небольшие присоски, похожие на кухонные вантузы для прочистки засорившейся раковины.

– Ладно, мой мальчик, – сказала фигура. – А сейчас расслабься. Будет совсем не больно.

Жеребкинс прижал присоски к глазам Артемиса, и мальчик мгновенно потерял сознание.

– Резиновые уплотнения содержат специальный успокоительный раствор, – пояснил кентавр. – Который мгновенно всасывается через поры кожи. Подопытный ничего не успевает почувствовать. Скажите, ну разве я не самое гениальное существо во вселенной?

– Не знаю, не знаю, – с невинным видом покачал головой Крут. – Эта пикси Кобой кажется мне большой умницей…

Жеребкинс сердито топнул копытом.

– Кобой? Кобой?! Да эти ее крылья просто нелепы. Если хотите знать мое мнение, слишком уж мы доверяемся ее придумкам. Нельзя, чтобы всем полицейским обеспечением занималась одна-единственная компания.

– Тем более что эта компания принадлежит не тебе.

– Я говорю серьезно, Джулиус. Я знаю Опал Кобой еще по университету. Она никогда не отличалась стойкими убеждениями. А чипы Кобой установлены во всех новых «Нейтрино». Если ее лаборатории вздумают переметнуться на другую сторону, что у нас останется? ДНК-пушки, что охраняют Полис-Плаза, да несколько ящиков электрических парализующих винтовок?

Крут презрительно фыркнул.

– Кобой умудрилась усовершенствовать все наше оружие и техническое обеспечение. В три раза увеличила мощность, вдвое уменьшила энергорасход. А чем в это время занимался ты?

Жеребкинс подключил оптиковолоконные кабели к компьютеру.

– Если бы мне выделили нормальный бюджет…

– Перестань хныкать, Жеребкинс. Я видел бюджет на разработку этой машины. Надеюсь, она умеет не только прочищать засорившуюся канализацию.

Жеребкинс обиженно махнул хвостом.

– Это сетчаткоскан. И кстати, я вообще подумываю о том, чтобы оставить патент на его изобретение за собой.

– Но что именно он делает?

Жеребкинс включил плазменный экран на стене камеры.

– Вот видите эти темные окружности? Это сетчатка человеческого глаза. Каждое изображение оставляет на ней крошечный отпечаток, похожий на фотонегатив. Далее мы загружаем в компьютер фотографии нужных нам личностей или объектов и запускаем процесс сравнения с изображениями на сетчатке Фаула.

Майор Крут почему-то не собирался падать на колени в благоговейном трепете.

– Ну надо же, как удобно… – хмыкнул он.

– Это и в самом деле удобно. Сейчас покажу.

Жеребкинс вызвал изображение гоблина и включил программу поиска по базе данных сетчаткоскана.

– За каждое совпадение начисляется балл. Нормальным считается результат порядка двухсот баллов. Но это все общие характеристики – размеры, общие очертания и так далее. Зато если мы получим результат выше, значит, Фаул абсолютно точно видел этого гоблина раньше.

На экране высветились цифры: сто восемьдесят шесть.

– Отрицательный результат для гоблина. Попробуем «тупорыл».

И снова результат был ниже двухсот.

– Снова отрицательный результат. Мне очень жаль, капитан Малой, но присутствующий здесь господин Фаул невиновен. Он никогда не видел гоблина и не имел никаких дел с Б’ва Келл.