Глава 4. Фаул играет в открытую

– Сегодня поджогом склада, принадлежащего «Лабораториям Кобой», триада Б’ва Келл заявила свои права на Восточный берег. Судя по всему, Опал Кобой, гениальная изобретательница из рода пикси, отказалась платить триаде так называемые «откупные» деньги.

Декорации опять сменились. На месте бушующего пожара появилась разъяренная толпа.

–…И вот конфликт выплеснулся на улицы, толпа, собравшаяся на Полис-Плаза, протестовала против неспособности полиции решить проблему гоблинов. Многие уважаемые фирмы были вынуждены свернуть бизнес из-за рэкета Б’ва Келл. Особенно большой ущерб понесли «Лаборатории Кобой» – шесть раз за последний месяц они подвергались диверсионным актам и…

Жеребкинс остановил изображение. Крут и Элфи мрачно таращились на экран.

– Фаул, – наконец промолвил майор, – тебе следует понять: гоблины – полные тупицы. И я вовсе не хочу их оскорбить. Это научный факт. Мозг у них не больше крысиного.

Артемис кивнул.

– Следовательно, должен быть организатор? – предположил он.

Крут пожевал сигару.

– Его мы так и не вычислили, но ситуация ухудшается не по дням, а по часам. От мелких преступлений Б’ва Келл перешла к полномасштабной войне с полицией. Прошлой ночью мы перехватили партию батареек, доставленных с поверхности. И батарейки эти предназначены для питания запрещенных законом лазеров системы «тупорыл».

– И капитан Малой тут же предположила, что это именно я помогаю гоблинам.

– По-моему, это было весьма логичное предположение, – пробормотала Элфи.

– Но с чего вы взяли, что кто-то с поверхности поддерживает Б’ва Келл? – продолжал Артемис, не обращая внимания на ее реплику. – А может, гоблины просто взяли и взломали какой-нибудь склад? В конце концов, батарейки не такая уж ценность, их в банковские сейфы не прячут.

– По-моему, – фыркнул Жеребкинс, – ты все же не понял, насколько тупы эти гоблины. Но позволь привести тебе один пример. Один из генералов Б’ва Келл, то есть гоблин, занимающий очень высокое положение, был взят на том, что пытался сбывать фальшивые кредитные бланки, подписывая их собственным же именем! Нет, тот, кто стоит за всем этим, очень умен. Он не станет воровать, а предпочтет заручиться помощью какого-нибудь вершка, чтобы сделки проходили гладко.

– Таким образом, – подытожил Артемис, – вы хотите, чтобы я нашел этого вершка и, самое главное, выяснил, что именно ему известно?

Артемис говорил, а мозг его уже лихорадочно работал. Сложившуюся ситуацию он мог использовать в собственных интересах. Возможности волшебного народца дадут ему неоценимое преимущество в переговорах с русской мафией. План уже начинал вырисовываться в его мыслях.

Крут неохотно кивнул:

– Да. Я не могу рисковать и посылать на поверхность своих агентов. Кто знает, какой техникой уже завладели гоблины. Я могу отправить своих людей прямиком в ловушку. Вы же, напротив, можете действовать незаметно.

– Незаметно? – с улыбкой переспросил Артемис. – О да, Дворецки – настоящий человек-невидимка. С расстояния в две мили его абсолютно никто не заметит.

– По крайней мере, – заметил Жеребкинс, – у него нет четырех копыт и хвоста.

– Я шучу. Общий замысел я понял и нисколько не сомневаюсь в том, что если и существует человек, способный выследить того, кто поставляет вашим гоблинам товар, то этот человек – Дворецки. Однако…

«Начинается, – подумала Элфи. – Артемис Фаул ничего не делает бесплатно».

– Однако? – переспросил Крут.

– Если вы нуждаетесь в моей помощи, я хотел бы получить кое-что взамен.

– И что именно? – настороженно поинтересовался Крут.

– Мне необходимо попасть в Россию, – сказал Артемис. – Точнее, за Полярный круг. И мне нужна помощь в одной спасательной операции.

Крут нахмурился.

– Север России… – пробормотал майор. – Не самое удачное место. Из-за тамошней радиации наши защитные экраны не действуют…

– Таковы мои условия, – отрезал Артемис. – Человек, которого я хочу спасти, – мой отец. Быть может, спасать его уже поздно. Поэтому времени на переговоры у меня нет.

Мальчик говорил совершенно искренне и, видимо, очень переживал за судьбу своего отца. Элфи даже чуть смягчилась, но тут же снова взяла себя в руки: когда ведешь дело с Артемисом Фаулом, нельзя расслабляться ни на секунду. Кто знает, что за план придумал его изощренный мозг? Однако командовал тут Крут, и он уже принял решение.

– Договорились, – сказал майор, протягивая руку.

Они обменялись рукопожатиями. Эльф и человек. Исторический момент.

– Отлично, – продолжил Крут. – Жеребкинс, приведи здоровяка в чувство и быстренько проверь, что у нас там с гоблинским шаттлом, работает ли он вообще.

– А мне что делать? – спросила Элфи. – Возвращаться к своим прежним обязанностям? Опять торчать в бесконечных засадах?

Неимоверным усилием воли Крут подавил широкую улыбку – как-никак он майор спецкорпуса и должен вести себя соответственно.

– Нет, капитан. Лучшего пилота нам не найти. Ты отправляешься в Париж.