Глава 6. Скажите «СЫ-Ы-ЫР»

 

Шахта Е37, Гавань, Нижние Уровни

Вынужденные союзники приблизились к шаттлу, ранее принадлежавшему гоблинам. Элфи была не слишком довольна предстоящим заданием. Во-первых, ей приказали сотрудничать с врагом волшебного народца номер один, то есть с Артемисом Фаулом. А во-вторых, шаттл гоблинов был собран кое-как и держался исключительно на соплях и молитвах.

Элфи надела на остроконечное ухо связное устройство.

– Эй, Жеребкинс, ты меня слышишь?

– Слышу, капитан.

– Напомни мне еще раз, что я делаю в этой древней «грохоталке»?

Пилоты Корпуса называли «грохоталками» все старые шаттлы за их поразительное стремление с грохотом биться об стенки шахты.

– Ты сидишь в этой древней «грохоталке», капитан, лишь потому, что гоблины собрали ее непосредственно на стартовой площадке, а все старые пандусы, по которым можно было бы втащить в шахту другой шаттл, давным-давно демонтированы. Мы бы провозились несколько дней, не меньше. Кроме того, нам надо соблюдать секретность. Так что, боюсь, придется довольствоваться этой гоблинской штуковиной.

Элфи пристегнулась к обволакивающему креслу пилота. Рычаги управления, казалось, сами прыгнули к ней в руки. На мгновение к Элфи вернулось хорошее настроение. В Полицейской академии она слыла асом, была лучшим пилотом на курсе. Когда Элфи сдала экзамен по управлению летательными средствами, командир летного отделения Виниайа написала в ее зачетной книжке, что «кадет Малой способна провести шаттл в щель между вашими зубами». Это был комплимент с намеком. Во время своего первого полета Элфи потеряла управление и совершила вынужденную посадку всего в двух метрах от носа Виниайа.

Итак, Элфи была счастлива в течение целых пяти секунд. А потом она вспомнила, кто у нее пассажиры.

– Капитан Малой, – окликнул ее Артемис, располагаясь в кресле второго пилота, – а на каком расстоянии от Мурманска расположен ваш русский терминал?

– Гражданским запрещено заходить за желтую линию, – прорычала Элфи, игнорируя вопрос наглого мальчишки.

Однако Артемис не сдавался.

– Эта информация очень важна для меня. Я разрабатываю план спасательной экспедиции.

Элфи невесело усмехнулась:

– В этой ситуации столько иронии, что хватит на целую поэму. Похититель обращается за помощью к похищенной.

Артемис потер виски.

– Да, Элфи, я – преступник, – развел он руками. – В жизни лучше всего мне удаются преступления. Но похитил я вас исключительно с целью потребовать выкуп. Вам лично не грозила никакая опасность.

– Правда? – язвительно осведомилась Элфи. – А как насчет биологических бомб и троллей?

– Что было, то было, – согласился Артемис. – Планы на бумаге зачастую отличаются от того, что ждет вас в реальной жизни. – На несколько секунд он замолчал, удаляя несуществующую грязь из-под ухоженных ногтей. – Однако я повзрослел, капитан. И дело касается моего отца. Мне нужно собрать как можно больше информации, ведь меня ждет встреча с русской мафией.

Элфи немножко смягчилась. Без отца очень трудно. Она знала это по собственному опыту. Отец Элфи скончался, когда ей не было и шестидесяти. То есть больше двадцати лет назад.

– Хорошо, человек, слушай внимательно, повторять не буду.

Артемис выпрямился. Дворецки, почуяв, что сейчас будут сообщены очень важные сведения, согнувшись в три погибели, сунул голову в кабину.

– За последние два столетия в связи с развитием человеческой техники полиция Нижних Уровней была вынуждена закрыть более шестидесяти терминалов. С севера России мы ушли в шестидесятые. Весь Кольский полуостров представляет сейчас собой зону экологического бедствия, а волшебный народец плохо переносит радиацию. Хотя, честно говоря, там и закрывать-то было нечего. Один терминал третьего класса да пара маскирующих проекторов – вот и все, чем мы там располагали. Нам не нравится Арктика. Слишком холодно. Тамошний персонал был только рад уйти оттуда. Так что вот ответ на твой вопрос: в двадцати кликах к северу от Мурманска есть один терминал, но без персонала, и в данный момент он не функционирует…

Из переговорного устройства, прервав их беседу, которая начала становиться почти дружеской, вдруг раздался голос Жеребкинса:

– О’кей, капитан. Трасса свободна, можно отправляться. Выброс магмы состоялся, но в воздушных потоках присутствуют некоторые завихрения, так что будь осторожна.

Элфи притянула микрофон к губам.

– Тебя поняла, Жеребкинс. Будь готов к моему возвращению. У нас жесткий график.

– Ты, главное, особо не гони, – хмыкнул Жеребкинс. – Официально это первое путешествие Артемиса по шахте, учитывая то, что сюда он и его слуга были доставлены под гипнозом. Не хочется сильно пугать его.

Элфи резко переключила рычаг управления, и двигатели шаттла яростно взревели.

– Нет, – улыбнулась она, – пугать его мы не будем.

Артемис решил пристегнуть ремень безопасности, и, как оказалось, эта его мера предосторожности была не лишней.