Глава 10. Фаул идиот

 

ФЕС, Марокко

Десятилетний Артемис был очень расстроен. Дворецки никогда не видел его таким, за исключением, может быть, того времени, когда он проиграл приз за научные достижения австралийскому аспиранту. Телохранитель мельком заглянул в зеркало арендованного Ленд Ровера, и увидел, как его молодой подопечный сидел в луже помета, а его дорогой костюм практически растворился.

Перфорированная коробка стояла на месте, около Артемиса. Три черных пальца вылезли в отверстия, это захваченный лемур обследовал свою тюрьму.

Артемис даже не глядел на существо. Может потому что пытался объективно взглянуть на положение вещей. Никакой мотив не должен являться причиной вымирания целого вида, даже спасение отца. Артемис, тем временем, перечислял причины его страданий. Пропавший без вести отец и мать на грани нервного срыва были номерами один и два. Затем группа Арктических исследователей, ожидавшие в Московской гостинице, которые, вне всяких сомнений, не отказывали себе от таких благ, как икра. Дэймон Кронски также занимал высокое место в списке. Омерзительный человек с омерзительными идеалами.

Местный аэропорт, Фес Саис был закрыт, поэтому Дворецки был вынужден посадить самолёт в Международном аэропорту Мухаммеда V в Касабланке, и арендовать Лэнд Ровер там. И не современный Лэнд Ровер. Эта рухлядь принадлежала ещё прошлому тысячелетию и имела больше отверстий, чем головка швейцарского сыра. Кондиционер, последние сто миль издавал звук, похожий на работу тупой дрели, а обивка сидений была настолько изношенна, что Артемису казалось, будто он сидит на отбойном молотке. Тут даже не ясно от чего умереть страшнее, от жары, или тряски. Однако, несмотря на все эти неудобства, мысль пришла в голову Артемиса, вызывая уголок его рта подняться в полуулыбке.

Тот человек и его компаньон, неизвестное существо, являются весьма интересными.

Они столь отчаянно пытались достать этого лемура, что не сдались бы так просто. Он был уверен в этом.

Артемис обратил внимание на появившиеся окраины города за окном. С приближением к центру города, движение по пустынной дороге стало плотнее. Гигантские грузовики, диаметр колёс которых был выше человеческого роста, с грохотом проезжали рядом. Измождённые ослики, на спинах которых высились огромные тюки с водой, бельём, и даже мебелью, цоколи по тротуару, представлявшему из себя щебень, залитый гудроном. Тысячи пыльных повозок плелись по извилистой дороге, часто в проржавевших кузовах ехали целые семьи. Придорожные здания мерцали в лучами полуденного солнца, подобно миражам. В это время город замедлял свой ритм. В воздухе витали Призрак пробуждения и Фантомом чаепития. Ближе к центру города застройка была более плотной, некоторые здания примыкали друг к другу. Жилые дома стояли вперемешку с гаражами, видеомагазинами, чайными магазинами и закусочными. Почти все здания имели песочно-оранжевый цвет, выделялись только окна, двери и наружные вывески.

Посещая развивающиеся страны, Артемис всегда удивлялся сосуществованию старых и современных технологий. К примеру, за последние столетия в этих странах, метод работы пастуха не изменился, а вот сами пастухи теперь носят iPod’ы на блестящих цепочках и футболки с надписью “Манчестер Юнайтед”. Технология строительства хижин также особо не изменились, но к их рифленым крышам теперь привинчены спутниковые тарелки.

До недавнего времени Фес был весьма важным местом, будучи складом для южных и восточных караванов. Он был известен, как центр арабской мудрости, сердцевиной Святой лилии, а также местом паломничества, когда путь к Мекке, был закрыт по погодным условиям или перекрыт грабителями. А теперь этот город станет местом заключением незаконной сделки между Extinctionists и доведенным до отчаяния Ирландским преступным магнатом.

Сейчас мир меняется быстрее, чем когда-либо раньше, – подумал Артемис. – И я способствую тому, что меняется он в худшую сторону.

Не особо утешающая мысль, но утешение не было роскошью, которой он собирался наслаждаться в ближайшем будущем.

Мобильный телефон Артемиса пикнул, возвещая о входящем текстовом сообщении. Он посмотрел на экран и лукавая улыбка разочарования отобразилась на его лице.

Базар кожевников, в два часа, – значилось в сообщении.

Кронски хочет совершить обмен в общественном месте. Очевидно, доктор доверяет мне настолько же, насколько я ему. Хитроумный человек.

Элфи вела шаттл так, как будто была рассерженна на него, а не на Артемиса. Шаттл кидало из стороны в сторону, пару раз он даже чуть не ударился об стенку туннеля, пока не включилась тормозная система, и стрелки приборов стали понижаться. На голове Элфи был надет специальный шлем для полётов, связанный напрямую через компьютерную систему с обзорными видеокамерами шаттла, предоставлявшими обзор на триста шестьдесят градусов вокруг него; она даже могла увидеть, как выглядит шаттл из камер, установленных на стенках туннеля.

Движение на этом участке туннеля было малоинтенсивным, поэтому в нем были установлены сенсорные лампы, включающиеся при обнаружении движения, так что перед шаттлом постоянно было освещено пять миль туннеля.

Элфи пыталась изо всех сил наслаждаться полетом и позабыть про все остальное. Стать пилотом ЛеППРЕКОНа было мечтой её детства. По мере того, как она срезала очередной угол на миллиметр, чтобы сэкономить время, она чувствовала, что шаттл в ее руках работает на пределе своих возможностей, напряжение уходило из ее тела, как будто впитываемое кораблем.

Артемис солгал мне, шантажировал меня, но ведь он сделал это ради своей матери. Серьезная причина. Если у меня была бы возможность спасти свою мать, я бы сделала все, что потребовалось, даже манипулировала своими друзьями.

Так что Элфи понимала, почему Артемис поступил именно так, хотя ей казалось ненужным, что он поступил именно так, а не рассказал сразу всю правду. Но это не означало, что она могла его просто простить. Да и как она может забыть подобное? Казалось, она переоценила их дружбу.