Глава 15. Фаул-Самозванец

 

У семьи Фаулов было три воздушных судна. Лирджет и вертолет Сикорского стояли в ангарах близжайшего аэропорта, а небольшой самолетик Цессна располагался в маленьком гараже-мастерской, что стоял на возвышенной лужайке у северной границы поместья. Цессне было несколько лет и его собирались сдать на металлолом, если б только Артемис не взялся за него самолично. Целью Артемиса было добиться уменьшения выброса самолетом углекислого газа и добиться его рентабельности, – цель, которую его отец всецело одобрял.

– У меня сорок ученых бьются над этой проблемой, но я бы поставил деньги на то, что ты будешь первым, кто ее решит. – говорил он Артемису.

Таким образом, Артемис покрыл фюзеляж самолета сверхтонкими высокоэффективными солнечными панелями, подобными тем которые NASA использовало в прототипе самолета “летающее крыло” в рамках проекта “Гелиос”. Однако, в отличие от Гелиоса, Цессна Артемиса могла не только летать на своих обычных скоростях, но еще и брать на борт пассажиров. А все потому, что Артемис снял один двигатель и поставил несколько маленьких, заменив один главный пропеллер четырьмя дополнительными, размещенными на крыльях и на шасси. Большую часть металла в каркасе сняли и заменили легким полимером. На том месте, где раньше располагался бак для горючего, сейчас находился небольшой аккумулятор.

Требовалось еще отрегулировать несколько параметров, но Артемис знал, что его судно сможет подняться в воздух. По крайней мере, он на это надеялся. Маленький летательный аппарат неоднократно проверялся на прочность. Мальчик быстро выбежал из кухни и бросился через внутренний двор к лужайке на возвышенности. В самом благоприятном для нее случае, Опал не поймет, что произошло, прежде, чем увидит взлетающий самолет. Конечно, затем ему нужно, чтоб она увидела его, сидящего в этом самолете. Будем надеяться, ему удастся поводить ее за нос время, достаточное для того, чтобы успели прибыть подкрепления ЛеППРЕКОНа.

Артемис почувствовал усталость, которой наливались его ноги еще прежде, чем пробежал сотню метров. Он никогда не мог похвалиться атлетическим телосложением, а недавняя прогулка в потоке времени ничего не принесла его физической форме, несмотря на то, что он усиленно концентрировался на своих мускулах во время путешествия. Желая стать сильнее. Небольшой наивный эксперимент, который, к сожалению, не принес сколь-нибудь видимых результатов.

Старые фермерские вортоа на лужайку были заперты, и Артемис у пришлось их перелезать – применять грубую силу, чтобы открыть их, он не решился. Мальчик чувствовал тепло обезьяньего тела внутри своей куртки, маленькие лапки цепко держались за его шею.

– Джей-джей должен быть в безопасности, – думал он. – Его нужно спасти

Двери гаража были крепче, чем казались, и запирались на цифровой код. Артемис нажал нужные кнопки и двери широко распахнулись, и оранжевые лучи вечернего солнца хлынули внутрь. Внутри, в некоем подобии гнезда, свитого из лесов, лестниц и тележек с интсрументами, стояла модифицированная Цессна, подвешенная к кабелю дополнительного источника энергии. Артемис выткнул кабель из розетки на фюзеляже и забрался в кабину. Он пристегнулся в кресле пилота, пытаясь вспомнить, когда он в первый раз вел самолет в одиночку.

– В девять лет. Мне даже потребовалось детское сиденье, чтобы сесть повыше.

Двигатели включились почти сразу и бесшумно. Единственный шум исходил от вращения пропеллеров и переключателей, которыми щелкал Артемис, выполняя предполетную подготовку.

В общем и целом, новости были хорошими. Мощность на уровне восьмидесяти процентов. Это позволит маленькому самолету пролететь несколько сотен миль. Достаточно просто будет потанцевать с Опал в воздухе, прогулявшись с ней вдоль ирландских побережий. Однако звуки, которые издавал летательный аппарат, не внушали доверия, к тому же крепления были довольно старыми.

– Не давай ей приблизиться больше, чем на триста метров.

– Все будет в порядке, – сказал Артемис пассажиру внутри своей куртки. – Вот увидишь.

Было ли это правдой Он не был в так этом уверен, как говорил.

Высокая лужайка была широкой и длинной и близ стен поместья имела легкий уклон вверх. Артемис вывел Цессну из ангара и сделал крутой поворот, чтобы дать себе побольше форы. При наилучших стечениях обстоятельств пятисотметровой взлетной полосы хватит за глаза, чтобы оторваться от земли.Но дул попутный ветер, к тому же трава была немного выше, чем ей следовало быть.

– Несмотря на это, у нас все получится. Я бывал и в переделках похуже.

Взлет был сделан так, как описывался в руководстве. Артемис установил переднее колесо на отметке в три сотни метров и ему раскрылся удобный вид на северную стену. Даже с такой малой высоты он мог видеть Ирландское море к западу, с черными излучинами и солнечными лучами, прорезающими верхушки волн.

Он чуть было не поддался желанию, которое охватило его буквально на малую долю секунды, -просто бежать. Но ему удалось себя пересилить.

– Сильно ли я изменился – Спрашивал Артемис самого себя. Он осознал, что все дальше уходит от преступлений, которые раньше ему казались весьма заманчивым предприятием. Совсем недавно он пошел бы на любой вид преступления.