Глава 2. Самый большой в мире

 

Гавань Хельсинки, Балтийское море

Гигантский морской монстр, кракен, пускал закрученные в спираль щупальца по поверхности океана, таща позади свое раздутое тело. Его единственный глаз маниакально крутился в глазнице, и его кривой клюв, размером с нос шхуны, был широко открыт, фильтруя мчащуюся воду через его слегка пульсирующие жабры.

Кракен хотел есть и только для одной единственной мысли хватало места в его крошечном мозгу, когда он плыл к парому.

Убить… Убить… Убить…

– Это – такое гномье дерьмо!- сказала Капитан Подземной Полиции Элфи Малой, приглушая звуковой файл в ее шлеме. – С одной стороны, кракен не имеет щупалец, и что касается убить… убить… убить…

– Я знаю,- сказал Жеребкинс, контролирующий ее миссию через коммуникатор. Я думал, что ты могла бы наслаждаться этим пассажем. Просто посмейся. Помнишь, как смеяться?

Малой было не смешно. – Это настолько типично для людей, Жеребкинс, взять кое-что совершенно естественное и демонизировать это. Кракены – нежные существа, а люди превращают их в каких-то смертоносных гигантских кальмаров. Убить… Убить… Убить. Ох, увольте.

– Да брось, Элфи, это – просто вымысел. Ты знаешь людей и их воображение. Расслабься.

Жеребкинс был прав. Если бы она выходила из себя каждый раз, когда человеческие СМИ представляли в ложном свете мифологическое существо, она провела бы половину жизни в гневе. За столетия вершки мельком видели волшебный народ, и изменили правду об этих встречах почти до неузнаваемости.

Выбрось это из головы. Есть приличные люди. Например, Артемис и Дворецки.

– Ты видел человеческие фильмы с кентаврами? – спросила она кентавра, находившегося на другом конце коммуникатора её шлема. – Они были благородны и спортивны. Мой меч для Вашего Величества, и только потом для охоты. Стройные кентавры – вот это действительно меня рассмешило.

За тысячи миль, где-то в мантии Земли под Ирландией,Жеребкинс, технический консультант Подземной Полиции, протер свое брюшко.

«Малой, не язви. Кобыллина любит мой животик.»

Жеребкинс женился, или сцепился как кентавры, называли эту церемонию, в то время как Малой была далеко с Артемисом Фаулом, спасала демонов в Затерянном мире. Много изменилось за эти три года, пока она была далеко, и иногда Малой было трудно вспомнить об этом. У Жеребкинса была новая невеста, занимавшая его время. Ее старый друг Труба Келп был повышен до Командующего ЛеППРКОНа, а она вернулась к работе в Корпус особого назначения в оперативной группе «Часы Кракена».

– Извини, друг. Это было грубо, – сказала Элфи. – Я тоже люблю твое пузо. Извини, что не заметила утягивающего пояса на тебе.

– Я тоже. В следующий раз.

Элфи улыбнулась.

– Уверена. Это случится.

Традиционно, кентавры-мужчины, берут больше чем одну невесту, но Кобылина была современным представителем волшебного народца, и Малой сомневалась, будет ли она терпеть новую кобылу в своей семье.

– Не волнуйся, я шучу.

– Ты должна вести себя лучше, потому что я встречаюсь с Кобылинной на курорте в эти выходные.

– Как твое новое устройство? – сказал Жеребкинс, поспешно меняя тему.

Элфи широко раздвинула руки, ощущая, как ветер струится сквозь ее пальцы, видя как сверкает Балтийское море внизу среди синих и белых волн.

– Оно замечательно, – сказала она. – Совершенно замечательно.

Капитан Элфи Малой, офицер ЛеППРКОНа летела широкими, ленивыми кругами над Хельсинской гаванью, наслаждаясь свежим скандинавским воздухом, проникающим в ее шлем. Было только 5 часов утра по местному времени, и лучи встающего солнца замерцали золотистым светом на луковице купола Успенского собора. Уже заблестели фары на знаменитом городском рынке, поскольку прибыли продавцы, чтобы рано утром открыть торговлю, и помощники нетерпеливых политических деятелей пробирались к сине-серому фасаду здания муниципалитета.

Цель Элфи находилась далеко от того, что вскоре стало бы шумным центром торговли. Она сделала движение пальцами, и датчики в ее бронированных перчатках перевели движения в команды для механических крыльев на спине, постепенно снижаясь к маленькому островку Юунисаари, который находился в половине мили от порта.

– Датчики тела хороши – сказала она. – Очень чувствительны.

– Они максимально приближают наши возможности к возможностям птиц, – сказал Жеребкинс. – Ты не хочешь их имплантировать?

– Нет, спасибо, – сказала резко Элфи. Она любила летать, но недостаточно чтобы позволить хирургу ЛЕППРКОН залезть в ее мозжечок.

– Очень хорошо, Капитан Малой,- сказал Жеребкинс, переключаясь на деловой разговор. – Предэксплуатационная проверка. Три Ws пожалуйста.