Глава 3. Эхо прошлого

Элфи не показывалась до тех пор, пока Артемис Старший не стартовал на модифицированном Сикорский S-76С с вертолетной площадки на крыше. Артемис был занят, прикрепляя вэб-камеру к спинке кровати его матери, когда эльф мерцал в представление с ее рукой на его плече.

– Артемис, я так сожалею,- сказала она мягко.

– Спасибо, что прилетела, Элфи,- сказал Артемис. – ты быстро добралась сюда.

– Я была на поверхности в Финляндии, преследовала кракена.

– Ах да, существо Теннисона,- сказал Артемис, закрыв глаза и вспоминая несколько строчек из известного стихотворения.

Под громоподобными волнами

Бездонного моря, на дне морском

Спит Кракен, не потревоженный снами,

Древним, как море, сном.

– Спит? Больше нет. Посмотри попозже заголовки новостей. Очевидно, произошел взрыв природного газа.

– Я рискну предположить, что это Жеребкинс использовал свои старые методы воздействия на общественное мнение?

– Да.

– Сейчас осталось немного кракенов, – прокомментировал Артемис. – Семь, мне кажется.

– Семь? – сказала удивившись Элфи, – Мы наблюдаем только шесть.

– Ах да, шесть. Я подразумевал шесть. Новый костюм? – спросил он, немного поспешно меняя тему разговора.

– Прошло три года, этот более современный, чем прошлый. – ответила Элфи, упаковывая любопытный осколок кракена, чтобы исследовать попозже. – У этого есть автоброня. Если датчики чувствуют приближение чего-то большого, то, весь костюм изгибается, чтобы смягчить удар. Уже сегодня это спасло мне жизнь.

Иконка сообщения запищала на экране шлема Малой, и ей потребовалась всего минута, чтобы прочитать сообщение.

– №1 уже в пути. Они отправили его шаттлом через шахту номер восемь. Теперь нет никакой возможности сохранить это в секрете, то есть независимо от того, что мы должны сделать, это должно быть сделано быстро.

– Хорошо. Мне нужна любая помощь.

Их беседа прекратилась, поскольку смертельная болезнь Ангелины Фаул полностью заняла их мысли. Она была бледна, и запах лилий висел в желтом воздухе.

Артемис крутил в руках вэб-камеру. Вдруг она выскользнула и закатилась под кровать.

– Адский огонь, – ругнулся он, становясь на колени и протягивая руку в темноту. – Я не могу… Я никак не могу…

И внезапно чудовищность ситуации обрушилась на него.

– Какой я сын? – прошептал он. – Лгун и вор. Моя мать всегда любила и пыталась защитить меня, и теперь она может умереть.

Элфи помогла Артемису встать. – Ты не тот человек, что раньше, Артемис, и ты любишь свою мать, не так ли?

Артемис тяжело вздохнул, сбитый с толку. – Да. Конечно.

– Тогда ты – хороший сын. И твоя мать увидит это, когда я вылечу её.

Малой дернула шеей, и волшебные искры запрыгали на ее сужающимся к кончикам пальцах.

– Нет,- выпалил Артемис. – Может лучше сначала посмотреть симптомы?

Малой сжала пальцы в кулак, гася искры. Подозрительно.

Она сняла шлем и подошла к Артемису гораздо ближе, чем ему нравилось, чтобы находились люди, с трудом вглядываясь в его несочетающиеся глаза. Было странно видеть, что ее собственный глаз смотрит на неё.

– Ты что-то сделал, Артемис?

Артемис встретила ее пристальный взгляд спокойно. Казалось, что кроме печали ничего не было в его глазах.

– Нет. Я всегда оберегаю свою мать, больше, чем себя.

Учитывая опыт многолетнего общения с Артемисом, к Малой закралось подозрение, и она задумалась, почему он не позволил ей использовать волшебство именно сейчас, поскольку это никогда раньше не беспокоило его. Возможно, он уже пробовал этот способ сам. Возможно, поток времени не лишил его украденного волшебства, как он утверждал.

Она положила свои ладони на виски Артемиса, а лоб прижала к его лбу.

– Прекрати, Элфи – возразил Артемис. – У нас нет на это времени, – Малой не ответила, закрыв глаза и концентрируясь.

Артемис почувствовал распространение жара по голове и знакомое гудение магии. Малой изучала его. Это длилось всего секунду.

– Ничего, – сказала она, освобождая его. – Эхо магии. Но никакой силы.

Артемис отступил назад, чувствуя головокружение.

– Я понимаю твои подозрения, Малой. Я не раз заслужил это. Теперь можешь посмотреть мою мать, пожалуйста?