Глава 4. Дядюшка обезьянок

 

Поместье Фаулов, восемь лет назад

Десятилетний Артемис Фаул закрыл файл над которым работал и выключил монитор, затем поднялся из-за стола. Его отец должен был прийти через несколько минут, чтобы поговорить с ним.

Артемис Старший информировал об этой встрече сына сегодня утром по внутренней почте. Его время было драгоценным, и он ожидал, что его сын был готов для их утреннего разговора. Отец Артемиса пришёл ровно к десяти часам, на нём было надето шикарное кожаное пальто до колен.

– В Мурманске минус пятнадцать, – объяснил он свой вид, официально пожимая руку сына.

Артемис стоял на плитке, выполненной по индивидуальному заказу, перед камином. Ему необязательно было стоять именно здесь, но Артемис предполагал, что его отец сядет в кресло Луи 15, стоящего у камина, а он не любил вытягивать шею, когда говорит. Пока его отец садился именно в то самое кресло, Артемис наслаждался этим мгновением.

– Я так понимаю корабль готов?

– Полностью готов к отплытию, – ответил его отец, чьи синие глаза блестели от волнения. – Это совершенно новый рынок, Арти, мальчик мой. Москва уже является одним из наиболее успешных торговых городов мира. Северная Россия обязательно последует за ней.

– Мне кажется, мать не очень довольна твоим последним предприятием.

Недавно, родители Артемиса спорили до поздней ночи. Конфликт в их счастливом браке заключался в совершенно противоположном, а именно в бизнесе Артемиса Старшего. Его преступная империя была раскинута от серебродобывающих шахт Аляски до судостроительных заводов в Новой Зеландии. Ангелина была консерватором и гуманистом и считала, что Артемис Старший своей преступной деятельности и безжалостной эксплуатации природных ресурсов подаёт страшный пример своему сыну.

– Когда он вырастет, то будет похож на своего отца, – услышал Артемис Младший от неё тем вечером через маленького радиожучка установленного в аквариум.

– Я думал, вы любите его отца.

Артемис услышал шелест материала, когда его родители обнялись.

– Я люблю тебя больше жизни. Но эту планет я люблю тоже.

– Моя любовь, – сказал Артемис Старший так нежно, что жучку было трудно разобрать его голос. – финансы Фаулов находятся сейчас в напряженном состоянии. Почти весь капитал, который мы имеем вложен в нелегальные рискованные предприятия. Мне нужна ещё одна крупная сделка, после чего я начну переводить деньги в законный бизнес. Как только мы получим солидное состояние, мы начнём спасать мир.

Артемис услышал, как его мать поцеловала отца.

– Хорошо мой принц воров. Одна большая сделка, затем мы спасаем мир.

Одна большая сделка. Перевоз не облагаемой налогом колой в Россию. Но что еще более важно проложение торгового нелегального канала через Арктику. Артемис подозревал, что его отцу будет сложно отказаться от дальнейших поставок через этот канал, после одной сделки, ведь на этом деле можно сделать миллиарды.

– Звезда Фаула полностью загружена и готова к отплытию.

В дальнейшем их разговоре, Артемис Старший информировал сына о своих главных принципах.

– Помни, мир нельзя спасти только одним намерением Нужно средство для достижения цели, и это средство – золото.

Артемис Старший указал сыну на герб и девиз, вырезанные на деревянном щите, который висел над камином.

– Aurum potest as est. Золото – это власть. Никогда не забывай это, Арти. До тех пор, пока зеленные не имеют богатства, их никто не будет слушать.

Молодой Артемис разрывался между родителями. Его отец был типичным представителем семейства Фаулов. Династия Фаулов процветала несколько столетий из-за их приверженности к богатству, и Артемис не сомневался, что его отец найдёт способ ещё больше повысить их благосостояние, а затем уже повернуть своё внимание к окружающей среде. Он любил свою мать, но и финансы Фаулов должны быть сохранены.

– Когда-нибудь управление семейным бизнесом перейдёт к тебе, – Сообщил Артемис Старший сыну, застёгивая пуговицу на пальто, – И когда этот день наступит, я с легкостью уйду на покой, потому что буду знать, что ты сделаешь Фаулов первыми.

– Конечно, отец. – сказал Артемис. – Фаулы первые. Но этот день наступит не через одно десятилетие.

Артемис Старший засмеялся.

– Будем надеяться, что нет, сынок. Сейчас я должен уйти. Присматривай за своей матерью, пока меня нет. И не позволяй ей безрассудно тратить состояние Фаулов, ок.

Эти слова были сказаны в шутку, но через неделю оказалось, что Артемис Старший пропал без вести, и предположительно числился в списках умерших. Последние слова отца стали кодексом, которым Артемис младший будет жить.