Глава 5. Теперь я объявляю вас… templates/cf

– Если мы разделимся, сможет ли Элфи вернуться, а затем перенести меня? – спросил Артемис.

– Нет, не сможет, – ответил Номер Первый, – Было бы невозможно встретиться в том месте, которое кто-нибудь из вас не знал бы. И возвратиться можно будет только один раз. Потом связь закроется. Потребуется сосредоточить все мои силы для этого перемещения. Чуть больше времени, и ваши атомы потеряют память и просто забудут куда двигаться. Оба вы уже были в потоке времени дважды. Я могу перемещать неживые объекты целую вечность. Но живые объекты распадаются в потоке времени, если нет колдуна, чтобы защитить их.

Элфи задала очень подходящий вопрос.

– Номер Один, а ты когда-нибудь делал это раньше?

– Конечно. Несколько раз. На тренажерах. И два раза голограммы выживали.

Решимость Артемиса пошатнулась.

– Два выживших. Два последних?

– Нет, – признался Номер Один, – Последние два раза голограммы попали ловушку в червоточине и были поглощены квантовыми зомби.

Заостренные ушки Элфи начали покалывать, что было плохим признаком: волшебные уши всегда могли почувствовать опасность.

– Квантовые зомби? Ты шутишь?

– Это то, что я сказал Квану, он написал программу.

– Это не имеет значения, – резко сказал Артемис, – У нас нет другого выбора, кроме как вернуться в прошлое.

– Очень хорошо, – сказал Номер Один, сгибая пальцы. Он согнул свои колени, перенося вес своего тела на кончик хвоста.

– Положение силы, – объяснил он, – Я делаю свою работу лучше в этой позиции.

– То же самое с Мульчем Рытвингом, – пробубнил Жеребкинс, – Квантовые зомби. Я должен получить копию этой программы.

Красная дымка сгустилась вокруг демона-колдуна. Небольшие вспышки молний начали проходить по его рогам.

– Он концентрирует магию, – сказал Жеребкинс с экранов, – Вы можете отправиться в любую секунду. Помните, пытайтесь, как можно меньше прикасаться к чему-либо. Не разговаривайте со всеми подряд. И не пытайтесь связаться со мной в прошлом. У меня нет желания перестать существовать.

Артемис кивнул.

– Я знаю. Попытаться оказывать как можно меньшее влияние, чтобы теория парадокса не приобрела смысл.

Элфи не терпелось быстрее уже покончить с этим.

– Хватит науки. Просто перенесёмся в прошлое и принесём обезьяну.

– Лемура!, – поправили Артемис и Жеребкинс одновременно.

Номер Первый закрыл глаза. Когда он их открыл они стали тёмно-красного цвета.

– Хорошо. Я готов вас отправить.

Артемис моргнул. Он ожидал, что голос силы Номера Первого будет немного менее писклявым.

– Ты уверен?

Номер Первый застонал.

– Я знаю. Это всё из-за голоса, не так ли? Не надо удивляться. Кван сказал мне быть менее легкомысленным и отдавать магию на то что нужно. Поверьте мне, я готов. Теперь возьмитесь за руки.

Элфи и Артемис встали рядом в нижнем белье, скрепив руки в замок. Вместе они пересекли пространство и время, подавили восстание и спутывались с различными безумными типами. В голове пронеслись воспоминания от прошлых приключений: кашель кровью, потерянный палец, вдыхание испарений гнома, перемещение пальцев руки, а также глазных яблок, ещё они обнаружили, что держаться за руки неудобно. Но никто из них руку не отпустил.

Номер Первый знал, что он не должен, но не мог сопротивляться, чтобы не сделать прощальный выстрел.

– Теперь я объявляю Вас…

Никто из державшихся за руки не удивился, но прежде чем они могли сделать что-то большее, чем бросить сердитый взгляд, два красных потока магии как близнецы вырвались из глаз Номера Первого и понесли его друзей в поток времени.

– Человеком и эльфом, – сказал он, заканчивая шутку и восхищенно смеясь.

С экрана фыркнул Жеребкинс.

– Я догадываюсь, что ты смеешься, чтобы скрыть беспокойство

– Верно, – ответил Номер Первый

На том месте, где стояли Элфи и Артемис, стояли их призрачные копии с открытым ртом, как бы пытаясь возразить против комментария Номера Первого.

– Это действительно беспокоит меня – видеть их фантомные изображения. Как будто они мертвы.

Жеребкинс содрогнулся.

– Не говори так. Если они мертвы, мы все можем быть тоже мертвы. Как скоро они должны вернуться?

– Приблизительно через десять секунд

– А если через десять секунд их не будет?

– Значит никогда

Жеребкинс начал отсчитывать время.