Глава 6. Я к себе

 

Когда наземное животное попадает в воду, на мгновение оно испытывает замешательство. Неважно, кто это: человек или волшебное существо. Поверхность взрывается брызгами, и все чувства внезапно просыпаются. Уколы холода, движения замедляются, в глазах – размытые цвета и взрывы пузырьков. Поток времени похож на этот мгновение.

Нельзя сказать, что к путешествию через океан времени можно привыкнуть. В одну реку дважды не войдешь. Колдун-демон Кван, у которого был самый большой опыт в плане путешествий во времени, написал в своей автобиографии-бестселлере, «Кван: Сейчас -мое время»: «Путешествие во времени похоже на полет через кишки гнома. Есть очень милые отрезки, где ты летишь свободно, а повернешь за угол – и можно наткнуться на смрадный тупик. Проблема в том, что временной поток строится в основном на эмоциях, он впитывает в себя чувства окружающих из реального времени, которое он омывает. Если наткнешься на отрезок, в котором воняет, можно держать пари, что люди там кого-то убивают».

Артемиса и Элфи тащило через отрезок времени, в котором воняло, что соответствовало разрушению целой экосистемы в Южной Америке. На себе они прочувствовали весь ужас животных, и даже запах обуглившегося леса. Артемис почувствовал, что Элфи теряется в урагане эмоций. Волшебный народец, в отличие от людей, более чувствителен к окружающему миру. Если Элфи потеряет самообладание, то ее атомы рассеются и будут впитаны потоком времени.

– Сконцентрируйся, Элфи, – скомандовал Артемис во временной поток. – Вспомни, кто ты и зачем ты здесь.

Это было трудно для обоих. Частицы их памяти уже были ослаблены путешествием в Затерянный мир, и соблазн растаять в потоке времени был так велик.

Артемис представил свою мать, чтобы упрочить свою целостность.

– Я знаю где и когда я хочу оказаться, – думал он. – Точно где и когда…

 

* * *

 

Родовое поместье Фаулов, примерно восемь лет назад

Артемис и Элфи покинули поток времени и попали в кабинет 10-ти летнего Артемиса. С точки зрения физиологии этот опыт путешествия во времени был мягким, похожим на прыжок с низкого старта на толстый ковер, но с эмоциональной точки зрения именно это путешествие было похоже на 10-минутный вихрь самых ужасных воспоминаний их жизни. Правильно говорят, что дважды в один и тот же поток времени войти нельзя.

Элфи плакала о своей матери несколько минут, но, в конце концов, постоянное тиканье старинных напольных часов напомнило ей, где и в каком времени она находится. Она, пошатываясь, встала, и, оглядевшись, увидела, что Артемис направился к платяному шкафу. Его вид взбодрил ее.

‘Вот это ты разогнался’, – сказала она.

Артемис рылся в одежде, висящей на вешалках.

‘Ясно дело, ничего не подойдет’, – бурчал он себе под нос. – ‘Все слишком мало’.

Элфи протиснулась к шкафу. ‘А мне подойдет,' – сказала она, стягивая с вешалки темный костюм.

– Мой первый костюм, – с любовью проговорил Артемис. – Для Рождественской семейной фотографии. Я даже не представлял, как носить его. Помню, как я волновался, когда мне его подгоняли. Заказали у Зегны заранее.

Элфи разорвала защитный полиэтиленовый пакет. – Какой длинный!

И только в этот момент Артемис немного пришел в себя и осознал шутку Элфи.

– А что ты имела в виду, когда сказала, что я разогнался?

Элфи развернула створку двери так, чтобы зеркало отражало профиль Артемиса.

– Посмотри на себя, – сказала она.

Артемис посмотрел. В зеркале он увидел высокого, стройного парня, на голове копна волос до плеч и даже щетина на подбородке.

– Ох, понятно.

– Удивляюсь, что до тебя дошло, – сказала Элфи. – Сквозь такую-то шевелюру.

– Ускоренное взросление. Побочный эффект путешествия во времени, – безразлично предположил Артемис. – Когда мы вернемся, это должно пройти. – Он сделал паузу, в ожидании реакции Элфи.

– Тебе тоже не помешает посмотреть на себя в зеркало. Изменился не только я.

Элфи оттолкнула его в сторону, думая, что он шутит, но ее полуулыбка исчезла, когда она увидела в стекле эльфийку. Это было ее лицо, но оно отличалось от прежнего, не хватало пары шрамов и пары десятилетий.

– Я помолодела, – выдохнула она. – Помолодела.

– Да ты не расстраивайся, – быстро сказал Артемис. – Это временно. Мы как бы переоделись. Моя физическая зрелость, твоя молодость. Это исчезнет через секунду или две, после того как мы вернемся в поток времени.

Но Элфи расстроилась. Она поняла, как это произошло.

Я думала о матери. О наших последних часах вместе. О том, какой я тогда была.

И поэтому она так изменилась.

Посмотрите на меня. Только из Академии. По человеческим срокам, едва ли старше Артемиса.