Глава 8. Мокрая сделка

 

К тому времени, когда Артемис спустился вниз, Элфи странным образом исчезла. Он бы оставил ее в туннеле, но на этом месте ничего не было, кроме грязи и следов.

Следы, – подумал он, – Мне только нужно идти по ним и я найду Элфи. Все-таки надо было прочитать “Последний из Могикан”.

– Не суетись, следуя за этими следами, – сообщил голос из ямы, – Это ложный след. Я проложил его, чтобы большой человек не принял нашего друга из ЛеППРКОНа за закуску.

– Что ж, это ты хорошо придумал, – сказал Артемис, вглядываясь через листву. Большая лохматая тень двигалась от холмика к нему, пока не превратилась в Мульча Рытвинга, – Но зачем ты это сделал? Я думал ЛеППРКОН ваш враг.

Мульч показал на него коротким грязным пальцем.

– Ты мой враг, человек. Ты враг планеты.

– И всё же ты готов помогать мне за золото.

– За огромное количество золота, – поправил Мульч, – И может быть ещё за жареного цыплёнка. Под соусом барбекю. И большую Пепси. Но цыплёнка побольше.

– Ты голодный?

– Всегда. Гномы могут съесть еды так же много, как грязи.

Артемис не знал смеяться или стонать. Мульч видимо до самой могилы будет веселиться, даже при серьезных ситуациях, или, может быть, он только старался создать подобное впечатление.

– Где Элфи?

Мульч кивком указал на небольшой земляной холмик.

– Я её надёжно спрятал. Правда, она очень громко кричала.

– Спрятал??? У неё же клаустрофобия.

Артемис опустился на колени и принялся разгребать землю голыми руками. Мульч дал ему покопать около минуты, затем тяжело вздохнул.

– С твоего позволения вершок, давай я сам всё сделаю. Ты будешь там копаться всю ночь.

Он подошёл к холмику, и засунул внутрь руку. Несколько секунд, он копошился там, покусывая свои губы, как-будто ища определённое место.

– Оба-на, – промолвил гном, дёргая за короткую веточку.

Холмик завибрировал, а затем рассыпался комками глины и гальки. Элфи лежала в яме, целая и невредимая.

– Эта сложная структура называется Ха-Ха, – сказал Мульч, размахиваясь прутом.

– Это… Как?

– Это как Ха-Ха-Ха-Ха-Ха, фиг увидишь ты меня, – сказал гном, затем согнулся, и хлопая ладошкой по колену, взорвался приступом смеха. Артемис бросил сердитый взгляд на него, затем повернулся к Элфи.

– Элфи, ты меня слышишь? – произнёс он, осторожно тряся её за плечи.

Эльфийка открыла затуманенные глаза, пытаясь сфокусироваться.

– Артемис, я… О, господи.

– Всё хорошо. У меня нет лемура… Но с другой стороны, как ни странно, он у меня. Он у другого меня, но не беспокойся, я знаю куда он направляется.

Элфи провела по его щеке своими тонкими пальцами.

– Я хотела сказать, о, господи мне кажется, что я тебя поцеловала.

Артемис наклонил голову, и разноцветные глаза Элфи, казалось, загипнотизировали его. У неё всё ещё был его синий глаз, несмотря на то, что её тело стало моложе после перемещения. Снова парадокс? Но всё же, Артемис чувствовал себя загипнотизированным, даже ошеломленным, хотя он знал, что не был под гипнозом. Никакой магии народца здесь не было. Артемис посмотрел в эти глаза эльфийки, и он знал, что эта более молодая, каким-то образом более слабая Элфи чувствовала тоже самое во время путешествия во времени и пространстве, что и он.

В конце концов, мы вместе это прошли. Или может быть всё из-за него.

Из памяти вырвался один щекотливый момент, словно огромный каменный валун, прорвался сквозь паучью паутину.

Я солгал ей.