Глава 10. И коню понятно

 

Полис-Плаза, Гавань, Нижние Уровни

В полицейском управлении только и говорили, что о зонде Зи-то. На самом деле это позволяло хоть ненадолго отвлечься от недавних печальных событий. Полиция Нижних Уровней достаточно редко теряла своих офицеров, а сейчас лишилась сразу двоих. Жеребкинс очень тяжело переживал утрату. Особенно горько было думать об Элфи Малой. Одно дело – потерять друга на поле боя, но мысль о том, что друга ложно обвиняют в убийстве, была просто невыносимой. Жеребкинс представить себе не мог, что Элфи Малой останется в памяти волшебного народца как хладнокровная убийца. Капитан Малой была невиновна. Более того, она была удостоена многих наград и заслуживала того, чтобы её помнили героем.

Включился экран системы связи, Жереб-кинса вызывал из наружного офиса один из технических специалистов. Остроконечные уши эльфа дрожали от волнения.

– Зонд опустился на глубину шестьдесят две мили. Не могу поверить, что люди прошли так далеко.

Жеребкинс тоже не мог в это поверить. Теоретически только через несколько десятилетий люди должны были изобрести лазер, который мог бы пробить земную кору, не спалив половину континента. Что ж, очевидно, Джованни Зито совершил прорыв в науке и изобрёл лазер, нисколько не заботясь о том, что думает некий кентавр об умственных способностях людей.

Жеребкинс даже испытывал лёгкое сожаление от того, что проект Зито придётся прикрыть. Сицилиец был одним из немногих учёных, на которых могло надеяться человечество. Его план обуздания энергии внешнего ядра был весьма недурён, но если Зито претворит его в жизнь, люди узнают о существовании волшебного народца, а этого допустить нельзя.

– Внимательно следите за ним, – сказал Жеребкинс, пытаясь изобразить заинтересованность. – Особенно когда зонд пойдёт параллельно Е7. Катастрофы опасаться нет причин, но держите ухо востро.

– Есть, сэр. Ах да – капитан Треплоу звонит вам с поверхности по второй линии.

Искра интереса вспыхнула на мгновение в глазах кентавра. Треплоу… Спрайт, который позволил Мульчу Рытвингу угнать полицейский шаттл. Мульч сбежал в тот день, когда погибли его друзья. Совпадение? Возможно. А возможно, и нет.

Жеребкинс открыл канал связи с поверхностью и принял вызов. На экране он увидел только грудь Треплоу.

Кентавр вздохнул.

– Цып! Хватит парить! Я тебя не вижу!

– Извини, – сказал спрайт, опускаясь на пол. – Я здорово распереживался из-за майора Келпа.

– И что ты ждёшь от меня, Цып? Крепких объятий и поцелуя? У меня без тебя дел по горло.

Треплоу продолжал хлопать крыльями. Он явно едва удерживался от того, чтобы не взлететь снова.

– У меня для тебя сообщение. От Мульча Рытвинга.

Жеребкинс едва не заржал. Мульчу, несомненно, было что сказать ему.

– Ну так выкладывай. Скажи, что думает обо мне наш друг-сквернослов.

– Только строго между нами, договорились? Я не хочу, чтобы меня отправили в отставку, решив, что я рехнулся.

– Хорошо, Цып, между нами. У каждого есть право отпустить свой рассудок ненадолго погулять. Особенно сегодня.

– На самом деле все достаточно нелепо. Лично я ему сразу же не поверил… – Цып попытался презрительно захихикать.

– Что нелепо? – рявкнул Жеребкинс. – Во что ты не поверил? Говори, Цып, или я вытащу это из тебя силой, прямо по каналу связи.

– Нас никто не слышит?

– Нет! – завизжал кентавр. – Никто. Говори. Передавай сообщение Мульча.

Цып набрал полную грудь воздуха и произнёс слова на выдохе:

– Опал вернулась.

Смех Жеребкинса зародился где-то в районе копыт, потом набрал силу как ураган, пока не вырвался из горла.

– Опал вернулась! Кобой вернулась! – заржал кентавр. – Я все понял! Мульч задурил тебе голову, чтобы ты позволил ему угнать шаттл! Он сыграл на твоём страхе, на том, что ты боишься пробуждения Опал, и ты купился. Опал вернулась! Ой, помереть можно…

– Так он сказал, – обиженно произнёс Цып. – Не вижу причин так хохотать. Ты плюёшься на экран. Знаешь, это просто оскорбительно.

Жеребкинс с трудом подавил смех. Впрочем, не так уж он и развеселился. Скорее, это был нервный смех, в котором прорвались скопившиеся за день эмоции – печаль с лёгкой примесью разочарования.

– Извини, Цып. Я тебя не виню. Мульчу удавалось обдуривать и более умных спрайтов.

Прошло несколько секунд, прежде чем до Цыпа дошло, что это была злая насмешка.

– Может быть, этот гном говорил правду, – обиженно произнёс он. – Может быть, ты ошибаешься. Это вполне возможно. Может быть, Опал Кобой обманула тебя.