Глава 11. Последнее прощай

 

Шахта Е7, Гавань

Едва шаттл приземлился в Гавани, на борт ворвалась толпа полицейских, чтобы взять задержанных под стражу. Полицейские с важным видом расхаживали по шаттлу, выкрикивая приказы, но их самоуверенность испарилась, как капли дождя на раскалённом шоссе, когда они увидели Дворецки. Им говорили, что телохранитель Фаула – большой человек в самом прямом смысле слова. Но одно дело – слышать, и совсем другое – увидеть своими глазами. Дворецки оказался не просто большим. Он был очень большим. Громадным.

– Не волнуйтесь, мои маленькие друзья, – словно оправдываясь, сказал Дворецки и улыбнулся. – Люди, которые впервые меня видят, реагируют примерно так же.

Все полицейские как один вздохнули с облегчением, когда Дворецки заверил их, что не собирается оказывать сопротивления. Если бы дело дошло до драки, им, возможно, и удалось бы укротить этого гиганта… но по ходу укрощения он мог на кого-нибудь упасть.

Задержанных разместили на терминале в салоне первого класса, выселив из него нескольких адвокатов и бизнесменов, которые недовольно ворчали. Условия содержания были вполне приличными: хорошая еда, новая одежда для всех (за исключением Дворецки), игровые автоматы. Тем не менее Элфи, Мульч, Артемис и его телохранитель находились под стражей.

Примерно через полчаса в салон галопом ворвался Жеребкинс.

– Элфи! – воскликнул он, обнимая эльфийку волосатой рукой. – Я так рад, что ты жива!

– Я тоже, Жеребкинс, – с улыбкой ответила Элфи.

– Кстати, я был бы совершенно не против, если б ты обратил внимание и на меня, – с обидой сказал Мульч. – «Как ты живёшь, Мульч? Давно не виделись, Мульч. Вот твоя медаль, Мульч…»

– О, прости, – сказал Жеребкинс, обнимая второй волосатой рукой ещё более волосатого гнома. – Я очень рад тебя видеть, Мульч, хотя ты и потопил один из моих подводных шаттлов. И никакой медали не будет.

– Из-за шаттла? – спросил Мульч. – Да если бы я не потопил его, твои кости сейчас были бы похоронены под сотней миллионов тонн расплавленного железа!

– Веское замечание, – сказал кентавр. – Я не забуду упомянуть об этом на слушаниях по твоему делу. – Он повернулся к Артемису. – Как я вижу, тебе удалось обмануть стирание памяти.

Артемис улыбнулся.

– К счастью для всех нас.

– Верно. Я не стану повторять ошибку и пытаться стереть тебе память. – Он тепло пожал Артемису руку. – Ты всегда был другом волшебного народца… ну, или почти всегда. Как и ты, Дворецки.

Телохранитель, сгорбившись, сидел на диване, положив руки на колени.

– Можешь наградить меня, построив комнату, в которой я смогу выпрямиться во весь рост.

– Прошу прощения за неудобства, – сказал Жеребкинс. – У нас нет помещений для людей такого размера. Сул хочет, чтобы вы оставались здесь, пока мы не получим подтверждение вашей версии событий.

– И как обстоят дела? – спросила Элфи. Жеребкинс достал из-под рубашки папку.

– Я не должен здесь находиться, но мне показалось, что вы захотите узнать последние новости.

Все собрались вокруг стола, на котором Жеребкинс разложил отчёты.

– Мы нашли братьев Криль в гель-капсулах на стене шахты. Они сразу же запели как черви-вонючки. И это называется верностью хозяйке! Эксперты собрали достаточное количество обломков шаттла-невидимки, чтобы доказать его существование.

Элфи захлопала в ладоши.

– Значит, все в порядке?

– Этих доказательств недостаточно, – сказал Артемис. – Если не удастся схватить Кобой, обвинения предъявят нам. Братья Криль могли солгать, чтобы защитить нас. Её поймали?

Жеребкинс сжал кулаки.

– И да и нет. Её спасательная капсула была повреждена взрывом, и мы смогли обнаружить её след. Но когда мы добрались до места крушения на поверхности, Опал исчезла. Мы произвели тепловое сканирование участка земли и выделили следы ног Опал. По ним мы добрались до небольшой усадьбы в винодельческом районе рядом с Бари. Мы можем наблюдать за ней со спутника, но для подготовки десанта потребуется время. Мы знаем, где она, и мы схватим её. Но на это потребуется не меньше недели.

Лицо Элфи побагровело от ярости.

– На её месте я постаралась бы провести эту неделю весело, потому что другой возможности погулять ей не представится до конца жизни.

 

Недалеко от Бари, Италия

Спасательная капсула Опал Кобой вылетела на поверхность, оставляя за собой сгустки плазмы, вытекающие из повреждённого генератора. Опал прекрасно знала, что эти следы неминуемо приведут к ней Жеребкинса. Следовало как можно быстрее избавиться От капсулы и найти место, чтобы затаиться, выждать и придумать, как получить доступ к своим капиталам.

Она покинула терминал и пролетела миль десять по поверхности, прежде чем двигатели окончательно отказали, и ей пришлось совершить вынужденную посадку на виноградник. Выбравшись из капсулы, Опал сразу же заметила высокую загорелую женщину лет сорока с лопатой в руке, которая наблюдала за ней с застывшим на лице выражением ярости.