Глава 11. Последнее прощай

Уединённая жизнь преступника уже не казалась ему такой привлекательной, как раньше. Ему больше не нравилось причинять другим неприятности. Однако Артемис знал, что не сможет жить, не ощущая время от времени приятное волнение, которое возникает,когда очередной гениальный план претворяется в жизнь. Может быть, существует способ совместить гениальный преступный ум с моральными принципами? Некоторые люди заслуживают того, чтобы быть обворованными. Он мог бы стать современным Робином Гудом – воровать у богатых и отдавать бедным… Ну, может быть, сначала просто воровать у богатых. Ни к чему торопить события. Что-то завибрировало во внутреннем кармане пиджака. Это оказался волшебный приёмопередатчик. Точно такой же Мульч подбросил в шаттл Опал Кобой. Артемис вспомнил, как Элфи сунула что-то ему в карман, прежде чем он потерял сознание. Она явно не хотела терять с ним связь.

Артемис встал, открыл крышку устройства и увидел на экране улыбающееся лицо Элфи.

– Значит, ты добрался до дома? Извини, что тебе ввели снотворное. Сул – редкостная свинья.

– Забудь об этом. Ничего страшного.

– Ты изменился. Прежний Артемис Фаул непременно поклялся бы отомстить.

– Прежний.

Элфи оглянулась по сторонам.

– Послушай, я не могу оставаться на связи долго. Мне пришлось подключиться к пиратскому усилителю, чтобы сигнал дошёл до тебя. Этот звонок обходится мне очень дорого. Я хочу попросить тебя о помощи.

Артемис застонал.

– Хоть бы кто-нибудь позвонил, чтобы просто узнать, как дела!

– В следующий раз. Обещаю.

– Ловлю на слове. Чем я могу помочь?

– У нас с Мульчем появился первый клиент. Торговец произведениями искусства, у которого украли картину. Честно говоря, я оказалась в затруднительном положении и решила обратиться к эксперту. Артемис улыбнулся.

– Мне приходилось иметь дело с крадеными произведениями искусства. Рассказывай, что произошло.

– Все дело в том, что в выставочный зал, где висела картина, невозможно войти или выйти из него незамеченным. Картина просто испарилась. Даже кудесники не способны на такие чудеса.

Артемис услышал шаги на лестнице.

– Погоди минуту, Элфи. Кто-то идёт. В комнату влетел Дворецки с пистолетом наизготовку.

– Я только что проснулся, – невозмутимо сообщил телохранитель. – Вы в порядке?

– Да, – ответил Артемис. – Можешь убрать пистолет.

– Я надеялся, что этот Сул окажется здесь и мне удастся его немного попугать. – Дворецки подошёл к окну и раздвинул тюлевые занавески. – Сюда едет машина. Ваши родители возвращаются с курорта в Уэстмите. Нам нужно согласовать, как мы объясним, почему раньше времени вернулись домой из Германии.

Артемис думал не больше секунды.

– Давай скажем, что я почувствовал тоску по дому. Соскучился по родителям. Кстати, это соответствует действительности.

Дворецки улыбнулся.

– Мне нравится такое оправдание. Надеюсь, вам не придётся использовать его ещё раз.

– Я и не собираюсь.

Дворецки протянул ему сложенный холст.

– А что будем делать с этим? Вы ещё не решили, как нам следует поступить?

Артемис взял «Фею-воровку» и развернул её перед собой на кровати. Картина действительно была прекрасна.

– Да, старый друг, я уже решил, как мне следует поступить. Послушай, не мог бы ты немного задержать родителей? Мне надо закончить разговор.

Дворецки кивнул и побежал вниз по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Артемис взял приёмопередатчик.

– Итак, Элфи, насчёт твоей маленькой проблемы. Ты не рассматривала такую возможность, что картина может по-прежнему находиться в помещении, что твой вор просто перевесил её?

– Об этом я подумала в первую очередь! – фыркнула эльфийка. – Давай, Артемис, ты ведь у нас гений. Напряги извилины.

Артемис почесал подбородок. Он почему-то не мог сосредоточиться. За окном захрустел гравий под колёсами автомобиля, потом раздался смех Ангелины Фаул.

– Арти? – весело крикнула она. – Спускайся к нам! Мы так соскучились по тебе!

Артемис почувствовал, как губы растягиваются в улыбке.

– Элфи, не могла бы ты позвонить в другое время? Я сейчас занят.

Она попробовала нахмуриться, но вышло неубедительно.

– Хорошо. Через пять часов, и я хочу услышать какие-нибудь предположения.

– Не волнуйся, услышишь. И увидишь мой счёт как консультанта.

– Некоторые люди никогда не изменятся, – сказала Элфи и закончила связь.

Артемис быстро спрятал приёмопередатчик в свой личный сейф и побежал вниз. У подножия лестницы его ждала мама, и руки её были распахнуты для объятия.