Глава 4. По уши в неприятностях

 

Мюнхен

Мюнхен в рабочие часы ничем не лучше любого другого мегаполиса: улицы его намертво забиты машинами. Несмотря на наличие метро и развитой системы железнодорожного транспорта, население предпочитает уединённость и комфорт личных автомобилей, в результате в самый час пик Артемис и Дворецки попали в пробку, которая протянулась от Международного банка до отеля «Кронски» – по этой дороге машины выезжали в сторону аэропорта.

Артемис ненавидел задержки. Но сегодня все его внимание было сконцентрировано на последнем приобретении, все ещё запечатанном в тубусе из плексигласа. Ему не терпелось открыть его, но прежние владельцы, компания «Крейн и Спарроу», могли снабдить контейнер сюрпризами для воров. Отсутствие видимых ловушек вовсе не означает, что нет ловушек невидимых. Самый простой вариант – вакуумная упаковка полотна и введение в контейнер агрессивного газа, который при реакции с кислородом сожжёт бесценный шедевр.

До отеля они смогли добраться только через два часа, хотя обычно на такую поездку уходило не больше двадцати минут. Артемис переоделся в чёрный хлопчатобумажный костюм и первым делом нажал на мобильном телефоне кнопку быстрого вызова особняка Фаулов. Но перед соединением он подключил телефон шиной сверхбыстрой передачи данных к ноутбуку, чтобы записать разговор. Ангелина Фаул ответила после третьего гудка.

– Арти, – сказала мать, слегка запыхавшись, как если бы звонок оторвал её от какого-то важного дела.

Ангелина Фаул не была сторонницей праздной жизни и, вероятно, в данный момент заканчивала тренировку по методике тай-бо.

– Как дела, матушка? Ангелина вздохнула в трубку.

– Со мной все в порядке, Арти, но ты, как всегда, говоришь как на собеседовании о приёме на работу. Так формально. Неужели ты не можешь назвать меня «мамочкой» или даже «Ангелиной»? Это для тебя так ужасно?

– Не знаю, матушка. «Мамочка» звучит как-то совсем по-детски, а мне уже четырнадцать, помнишь?

Ангелина рассмеялась.

– Разве я могла забыть? Немногие мальчики в твоём возрасте просят билет на симпозиум по генетике в качестве подарка ко дню рождения.

Артемис смотрел одним глазом на плексигласовый тубус.

– Как отец?

– Чудесно, – радостно откликнулась Ангелина. – Меня поражает, как хорошо он себя чувствует. Протез блестяще подошёл, отец прекрасно выглядит. Ни на что не жалуется. Мне действительно кажется, что он стал относиться к жизни по-другому, иначе, чем до потери ноги. О нем заботится превосходный терапевт. Врач говорит, что психическое состояние важнее, чем физическое. Кстати, сегодня вечером мы уезжаем на частный курорт в Уэстмите. Там лечат морскими водорослями. Нам обещают, что они сотворят чудеса с мышцами твоего отца.

Артемис Фаул-старший потерял ногу, когда его похитила русская мафия. К счастью, Артемису удалось спасти его – конечно, с помощью Дворецки. Тот год был богат событиями. После возвращения Артемис-старший сдержал слово начать все с нового листа и вёл праведный образ жизни. Артемис-младший должен был последовать его примеру, но никак не мог отказаться от некоторых своих преступных предприятий. Впрочем, иногда, когда он смотрел на своих отца и мать вместе, идея стать нормальным сыном любящих родителей не казалась ему нелепой.

– Он проходит физиотерапию дважды в день?

Ангелина снова рассмеялась, и Артемису вдруг страшно захотелось оказаться дома.

– Да, дедушка. Я слежу за этим. Твой отец говорит, что через двенадцать месяцев сможет участвовать в марафоне.

– Хорошо, рад это слышать. Иногда мне кажется, что вы готовы дни напролёт гулять, взявшись за руки, если я не буду за вами присматривать.

Мать вздохнула, и Артемис услышал в динамике телефона шорох помех.

– Ты беспокоишь меня, Арти. Юноша в твоём возрасте не должен быть таким… ответственным. Не волнуйся о нас, волнуйся о школе и своих друзьях. Думай о том, чем тебе действительно хочется заниматься. Используй свой гениальный ум, чтобы сделать счастливым себя и других людей. Забудь о семейном бизнесе, сейчас главное дело нашей семьи – просто жить и наслаждаться.

Артемис не знал, как ответить на это. Часть его хотела сказать, что никакого семейного бизнеса давно не было бы, если бы он тайно не заботился о нем. Другая часть мечтала побыстрее сесть на самолёт, вернуться домой и гулять со своей семьёй.

Мать снова вздохнула. Артемису совсем не нравилось, что мать так тревожится, когда он ей звонит, чтобы просто поговорить.

– Арти, когда ты вернёшься домой?

– Поездка заканчивается через три дня.

– Я имела в виду, когда ты вернёшься домой навсегда? Я знаю, что обучение в школе Святого Бартлби является семейной традицией, но мы так хотим тебя видеть рядом. Директор Гвини все поймёт. Здесь так много хороших дневных школ без пансиона…

– Понимаю, – сказал Артемис. Способен ли он на это? Стать обычным ребёнком в нормальной семье… Покончить с преступной деятельностью… Сможет ли он жить честно?