Глава 8. Разумные слова

 

Угнанный полицейский шаттл ждал их у ворот парка развлечений. Чтобы без помех осуществить операцию спасения, Дворецки пришлось отключить камеры наблюдения парка и снять полусгнившую секцию в верхней части полусферы, однако с этим телохранитель справился без труда. Когда они вернулись в шаттл, Элфи включила питание двигателей и произвела проверку систем корабля.

– Ты что натворил, Мульч? – спросила она, увидев показания приборов. – Компьютер говорит, что ты летел сюда все время на первой передаче!

– А у этой штуки есть передачи? – спросил гном. – Я думал, это корыто работает автоматически.

– Некоторые пилоты предпочитают пользоваться ручным переключением передач. Понимаю, несколько старомодно, но обеспечивает большую манёвренность на виражах. Кстати, вот ещё что: тебе совсем не обязательно было устраивать газовую атаку, болтаясь на канате, – в оружейном сейфе полно гранат шокового действия.

– А здесь и сейф есть? Передачи и сейфы. Кто бы мог подумать!

Дворецки произвёл медосмотр своего хозяина.

– Судя по всему, вы в полном порядке, – сказал он, положив тяжёлую ладонь на грудь Артемиса. – Как я вижу, Элфи привела в порядок ваши ребра.

Артемис пребывал в некотором оцепенении. Сейчас, когда непосредственная опасность осталась позади, у него впервые появилось время поразмыслить над тем, что произошло за этот день. Сколько раз можно чудом избегать гибели в течение всего одних суток? Пожалуй, искушать судьбы и дальше рискованно…

– Дворецки, скажи, – прошептал Артемис так тихо, чтобы его слышал только телохранитель, – все это происходит на самом деле или у меня галлюцинации?

Он и сам сразу же понял, что задал нелепый вопрос. Если все происходящее – игра воображения, то и телохранитель ему тоже мерещится.

– Дворецки, я отказался от золота, – продолжил Артемис, все ещё не понимая, как он решился на столь щедрый жест. - Я. Я отказался от золота…

Дворецки улыбнулся, скорее по-дружески, чем как телохранитель.

– Это нисколько не удивляет меня. Ещё до стирания памяти у вас появилась склонность к бескорыстию.

Артемис нахмурился.

– Ты сказал бы именно это, если бы был частью галлюцинации.

Мульч, который подслушивал их разговор, не удержался и встрял:

– Ты уловил запах того, чем я сразил троллей? Неужели ты думаешь, что такая вонь может пригрезиться?

Элфи запустила двигатели.

– Держитесь крепче, – сказала она через плечо. – Пора улетать. Датчики засекли шаттлы – они так и снуют по туннелям в окрестностях. Нас разыскивает полиция. Нужно спрятаться в каком-нибудь месте, которого нет на картах…

Элфи коснулась ручки газа, и шаттл плавно оторвался от земли. Если бы не иллюминаторы, пассажиры вообще не заметили бы взлёта.

Дворецки толкнул Мульча локтем в бок.

– Ты видел? Вот это взлёт. Когда ты хоть чему-нибудь научишься?

Гном обиделся.

– Что я должен совершить, чтобы завоевать хоть малейшее уважение? Я только что спас вас всех от верной гибели, и что я слышу? Одни только оскорбления!

Дворецки рассмеялся.

– Ладно тебе, мой маленький друг. Приношу свои извинения. Мы все обязаны тебе жизнью, и я этого никогда не забуду.

Артемис с любопытством следил за их разговором.

– Дворецки, по твоим словам можно сделать вывод, что ты все помнишь. Если на минуту допустить, что все происходит на самом деле, значит, ты каким-то образом освежил свою память. Может быть, я что-то оставил?

Дворецки достал из кармана компьютерный диск.

– Да, Артемис. На этом диске было записано сообщение для меня. Для себя вы тоже оставили сообщение.

Артемис взял у него диск.

– Наконец-то, – сказал он. – Наконец-то я слышу разумные слова.

В кормовой части шаттла Артемис обнаружил небольшой санузел. Туалетом можно было пользоваться только в крайних случаях: унитаз представлял собой сиденье, сделанное из какого-то губчатого материала, который, по словам Мульча, разлагал на молекулы любые проходящие сквозь него продукты жизнедеятельности. Артемис решил, что убедится в чудесных свойствах фильтра как-нибудь в другой раз, и устроился на небольшой скамейке рядом с иллюминатором.

На стене висел плазменный экран – вероятно, для того, чтобы не было скучно отправлять естественные надобности. Ему нужно было только вставить компьютерный диск в паз под экраном, чтобы вернуть воспоминания о волшебном народце. Целый новый мир. Вернее, старый…