Глава 9. Папенькина дочка templates/cf

– Опал не станет рисковать. Если заложить взрывчатку заранее, заряд может сместиться от вибрации или его могут обнаружить датчики Жеребкинса. Уверен, заряд хорошо защищён, но стоит возникнуть мельчайшей трещине в обшивке, и он начнёт передавать сигналы не хуже спутника. Нет, Опал заложит взрывчатку в самую последнюю минуту.

Элфи кивнула.

– Значит, мы подождём, когда она установит его, а потом обезвредим.

– Нет, если мы будем ждать в шахте, Жеребкинс нас обнаружит. Опал узнает об этом и будет держаться подальше.

– Ну и отлично.

– Не совсем так. Мы можем задержать её на несколько часов, но не забывайте о том, что у неё есть сто восемьдесят шесть миль шахты для установки заряда. Она может спокойно дождаться нашего ареста, все равно у неё останется достаточно времени для осуществления операции.

Элфи потёрла глаза руками.

– Я ничего не понимаю! О бегстве Опал уже давно должно быть известно. Уверена, Жеребкинс сделал правильные выводы…

Артемис сжал кулак.

– Нет, и в этом все дело. Очевидно, Жеребкинс не подозревает о бегстве Опал. Её следовало проверить в первую очередь после того, как стало известно о побеге генерала Б'ва Келл.

– Её проверили. Я сама видела. Когда Кривец сбежал, она все ещё находилась в состоянии кататонии. Она не могла спланировать его побег.

– И тем не менее она его спланировала, – задумчиво произнёс Артемис – Возможно ли, что на её месте оказался двойник?

– Нет, исключено. Проверки ДНК проводятся ежедневно.

– Итак, у той, кто пребывает под наблюдением, ДНК Кобой, но практически отсутствует деятельность мозга.

– Верно, она находится в таком состоянии уже почти год, – подтвердила Элфи.

Артемис задумался на минуту, потом спросил:

– Интересно, насколько развита под землёй технология клонирования?

Он быстро подошёл к главному компьютеру и вызвал на экран полицейские файлы по этому вопросу.

– Взрослый клон полностью идентичен оригиналу, за исключением того, что деятельность мозга обеспечивает только поддержание жизни, – прочёл он. – В условиях лаборатории-инкубатора на выращивание взрослого клона требуется порядка двух лет. – Артемис отошёл от компьютера и хлопнул в ладоши. – Все понятно. Именно так она и поступила – вырастила клона и намеренно погрузилась в состояние комы, чтобы никто не заметил подмены. Впечатляет.

Элфи ударила кулаком по ладони.

– Выходит, пусть нам и удалось остаться в живых, но нам никто не поверит, если мы расскажем о побеге Кобой. Все подумают, что мы несём полный бред в отчаянных попытках избежать наказания.

– Верно, когда я сказал Цыпу, что Кобой вернулась, он решил, что я брежу, – вставил Мульч. – Впрочем, он так и так считал меня чокнутым.

– Если бы полиция Нижних Уровней знала, что Опал на свободе, – продолжил юный ирландец, – она насторожилась бы, узнав о зонде Зито. Но пока Опал остаётся в коме…

– Нет причин для паники, – закончила за него Элфи. – Ситуацию с зондом следует рассматривать как неожиданную, но никак не критическую.

Артемис выключил голографический проектор.

– Итак, нам следует рассчитывать только на самих себя. Мы должны украсть последний заряд и взорвать его в безопасном месте – над параллельным туннелем. Кроме того, необходимо разоблачить Опал, чтобы она не могла ещё раз прибегнуть к этой уловке. А для этого нам нужно найти шаттл Опал.

Мульч вдруг почувствовал тревогу.

– Вы собираетесь поймать Опал? Снова? Ну, удачи вам. Можете высадить меня на следующем повороте.

Элфи пропустила его слова мимо ушей.

– Сколько у нас времени? – спросила она.

На плазменном экране был калькулятор, но Артемис в нем не нуждался.

– Рудное тело опускается со скоростью пять метров в секунду. То есть одиннадцать миль в час. Если скорость не изменится, рудное тело достигнет параллельного участка приблизительно через девять с половиной часов.

– Через девять часов с этого момента?

– Нет, – поправил её Артемис. – Через девять часов с момента взрыва, который произошёл почти два часа назад.

Элфи быстро прошла в кабину, села в кресло пилота и пристегнулась.

– Семь с половиной часов на то, чтобы спасти мир. Разве нет закона, который гласит, что на такие дела надо выделять двадцать четыре часа?

Артемис устроился в кресле второго пилота и тоже застегнул ремень безопасности.

– Не думаю, что Опал обращает внимание на законы, – сказал он. – Кстати, мы можем поговорить во время полёта? Меня интересует кое-что о шаттлах и о взрывчатых веществах.