1. Степан Алексеевич меняет квартиру

– Послушайте! – вспомнил Петя. – Надо же Лаэрта позвать! И Веру Владимировну. Они так будут рады! – Бренк посмотрел на часы, стоящие на книжной полке.

– Час тридцать пять, – задумчиво произнес он, – время еще есть, зовите. Но ровно в три мы должны найти такое место, чтобы в радиусе десяти метров вокруг никого не было. И через мгновение окажемся в 1571 году. Поможете нам выполнить одно практическое задание. Вернее, примете участие, потому что мы и сами бы справились. Удовольствия гарантированы: предстоит борьба умов, ну и без приключений, конечно, не обойдется.

Петр уже нажимал клавиши видеотелефона. На экране возникло отрешенное лицо Лаэрта Анатольевича с аккуратной прической и бородой. Изобретатель рассеянно кивнул, перевел взгляд на страницу какой-то книги, лежавшей перед ним, потом всмотрелся в экран пристальнее, и наконец, разглядев на заднем плане шоколадное лицо Златко и улыбающегося Бренка, крикнул в трубку:

– Я сейчас! Вот только за Верочкой… то есть за Верой Владимировной зайду.

– А почему именно в 1571 год? – спросил Костя. – Что-то я не припоминаю там особенно знаменательных событий. Вот в 1572 году в Париже была, если не ошибаюсь, Варфоломеевская ночь. А в какую, кстати, географическую точку мы отправимся?

– В 1571 году войска крымского хана Девлет-Гирея сожгли посады Москвы, – ответил Бренк, – уцелел только каменный Кремль. Царь Иван Грозный был в это время в Серпухове. В пожаре сгорел и царский Опричный дворец, построенный за пределами Кремля, примерно там, где сейчас стоит дом Пашкова. А еще 1571 год интересен тем, что именно тогда Землю посетила некая космическая экспедиция.

– Вот это да! – воскликнул Петр. – А как вы об этом узнали?

– Возможностей у нас больше, чем у вас, – ответил Златко. – Не забывайте, наши ученые ведут постоянные хроноисследования. В прошлом для нас остается все меньше тайн.

– Почему же в летописях ничего не сказано о пришельцах? – удивился Костя.

– Они действовали скрытно, ни с кем не вступали в контакт, – сказал Бренк. – У них была только одна цель: захватить библиотеку царя Ивана, которая все равно погибла бы в пожаре. Вы ведь знаете, у царя, по свидетельствам современников, была большая библиотека. И наша цель – опередить пришельцев и спасти библиотеку для землян. Перемен в ходе истории от этого не будет, потому что для последующих веков она в любом случае исчезла.

– Здорово! – с восхищением вымолвил Петр, даже прищелкнув языком. – Значит, будут приключения?!

Костя немного подумал.

– Почему же, – спросил он, – почему таким сложным делом не занялись взрослые ученые? Вдруг вы… мы… не сумеем спасти книги?

– Ну, о том, почему мы, а не взрослые, занимаемся этим, у нас еще будет время поговорить, – уклончиво ответил Златко. – Пока могу только сказать, что для нас это обычный практикум по активным хроноработам.

– Активным? – не понял Петр.

– Ну, это когда в прошлом спасают для будущего культурные ценности…

В прихожей раздался звонок. Должно быть, уже пришли Лаэрт Анатольевич и Вера Владимировна.

И точно, они стояли за дверью. Однако позади них были еще и Степан Алексеевич с Аркадией Львовной, Галина Сергеевна и Марина Букина.

На несколько мгновений воцарилась мертвая тишина. Обе группы разглядывали друг друга, опешив от неожиданности. Потом Лаэрт принялся объяснять:

– Понимаете, только я позвонил, и вдруг они… из соседней квартиры… и все тоже к вам…

– Я хотел попросить у соседа молоток, – столь же растерянно вымолвил Степан Алексеевич. – И заодно все мы, как члены педагогического коллектива, решили, пользуясь случаем, взглянуть, как живет наш ученик…

– Постойте! – сказала физкультурница. – Я их узнала! Ведь они из какого-то там будущего! Ну точно, они и есть! Один почти как негр…

– Надо же, чтобы так получилось, секунда в секунду, – растерянно пояснял изобретатель. – И откуда они вообще могли здесь взяться?..

– Степан Алексеевич теперь здесь живет, – пробормотал Костя. Все по-прежнему стояли по разные стороны двери – пятеро в прихожей и шестеро на лестничной площадке. Надо было что-то делать, и Петр Трофименко, человек решительный, уже было собрался, впустив Лаэрта и Верочку, закрыть перед остальными дверь.

Но в этот момент часы в гостиной гулко и протяжно пробили два раза, и тотчас для каждого на мгновение погас свет, а когда вновь появился, то не было уже ни прихожей, ни лестничной площадки.

Ярко светило утреннее солнце. Сосны вокруг небольшой полянки стояли замшелые и сказочные, как на картинах Виктора Михайловича Васнецова. Весело и счастливо щебетали птицы. Где-то неподалеку журчал ручей. От всего этого уже порядком отвык человек эпохи урбанизации. Даже воздух был не тем, что в девяностых годах двадцатого века. Густо настоянный на ароматах цветов и трав, он радовал и кружил голову.