2. Утро в сосновом лесу

– Для этого придется возвращаться всем: у нас ведь только один блок хронопереноса. А потом опять переноситься сюда… Представляешь, сколько на все уйдет энергии! А если мы в самом деле найдем библиотеку? Это же какой груз!

– Какую библиотеку? – спросил учитель физики.

– Все! – сказал Златко. – Ничего больше мы сказать не можем! Вы уж не обижайтесь! А остальным тем более ничего нельзя знать!

– Да, мы понимаем, – задумчиво ответила Верочка.

– Но что же делать? – уныло спросил Бренк.

Златко задумался.

– Вот что, – наконец сказал он, – другого выхода у нас нет. Вернемся в двадцатый век вместе. Пока они подождут! Мы создадим для них в лесу убежище, а сами отправимся в Москву. До пожара уже не так много осталось времени…

– А что, в Москве будет пожар? Я пойду с вами! – предложил Лаэрт Анатольевич.

– И я тоже, – храбро промолвила Верочка. – Вы не думайте, я смогу. Ведь это Москва шестнадцатого века, а я историк.

– И я пойду, – сказала Александра Михайловна. – За Петра я отвечаю перед его родителями, пока они все в Африке.

– Исключено, – ответил Златко. – Мы четверо невидимы и, значит, в безопасности. Посмотрите, как вы одеты!

Он снял с пояса какой-то прибор.

– Мы окружим поляну невидимым поясом защиты. Сквозь нее никто не сможет пройти, кроме вас. Это на случай, если вдруг появится какой-нибудь разъезд татар. Так что с поляны ни на шаг. Мы скоро вернемся.

– Татар? – удивленно вопросил Лаэрт Анатольевич.

Встав с дерева, Златко направился к остальным путешественникам.

– Вот что, – сказал он громко, – мы должны отлучиться, и вам придется нас подождать. Но вы в полной безопасности. Поляна окружена кольцом невидимой защиты. Вы можете проходить сквозь нее, но никто другой внутрь кольца не проникнет.

– Хорошо, хорошо, – ответила Аркадия Львовна, все еще сидящая на траве.

– Это что же, мы так и будем сидеть на одном месте? – разочарованно спросил директор школы. – Я, знаете ли, и в двадцатом веке мог бы съездить в лес, чтобы посидеть на поляне. Нет, мы сейчас все вместе отправимся в Москву. Надо же сравнить, оценить произошедшие перемены. Я уже вполне освоился, готов ко всему. Правда, никак не могу привыкнуть, что только слышу вас, а не вижу.

– Степан Алексеевич, – дрогнувшим голосом сказала Марина Букина, – вы как хотите, я никуда не пойду.

– Никто никуда не пойдет! – повелительно сказал Златко. – Под Москвой громадное войско крымского хана Девлет-Гирея. Скоро оно двинется на приступ, в Москве будет пожар. Татары уведут множество пленных. Мы с Бренком за всех вас отвечаем. Что, если вы тоже попадете в плен? Вас уведут в Крым! Для двадцатого века вы исчезнете, произойдет поворот в ходе истории. Последствия будут непредсказуемыми.

Степан Алексеевич поежился.

– Нет, в плен я не хочу. Хотя, разумеется, Крым люблю, бывал и в Гурзуфе, и в Феодосии… У меня сестра председатель завкома на «Калибре», путевки достает, но чтобы в плен…

– В рабство, – зловеще проговорил Златко, чувствуя, что одерживает победу.

– Да, конечно, – пробормотал директор, – все мы останемся здесь.

– Ну вот и хорошо! – быстро заключил Златко. – Оставайтесь здесь. Да, – спохватился он, – рано или поздно вы проголодаетесь. Оставляем вам пищевой рацион.

Он снял с плеча маленькую сумочку и протянул Степану Алексеевичу. Сумочка тотчас стала видимой. И директор с интересом заглянул внутрь. Однако тут же разочаровался:

– Таблетки. Правда, много.

– Это не таблетки, это суперконцентрированные на молекулярном уровне блюда, – поправил Златко. – Их производят для экипажей звездолетов. Достаешь таблетку из сумки, происходит трансформация, она превращается в кушанье. Видите, они разноцветные, а в сумке есть специальная таблица, показывающая, что означает каждый из цветов. Кстати, блюда сконцентрированы вместе с тарелками и столовыми приборами.

– Вот это хорошо, – одобрил Степан Алексеевич. – Я, знаете ли, сегодня переезжал и только сейчас почувствовал, как проголодался.

– Бифштекс будете есть? – поинтересовался Златко.

– Конечно, буду! – ответил директор.

– Зеленая таблетка, доставайте.

Осторожно и, видимо, не очень-то еще веря, Степан Алексеевич извлек из сумочки крошечную зеленую таблетку. Спустя мгновение на его ладони была пластмассовая тарелка с сочным куском жареного мяса и аккуратными ломтиками румяного жареного картофеля. Здесь же лежали вилка с ножом. Степан Алексеевич зажмурился, встряхнул головой, потом снова открыл глаза и недоверчиво повертел тарелку в руках.