3. Полет «Шмелей»

– Смотрите! – сказал Златко, указывая на причудливое здание почти на самом берегу реки Москвы, окруженное четырехугольником стены. – Вот он, Опричный дворец.

Он поразил ребят красотой и великолепием. Снизившись, они увидели стены, сложенные у основания из белого тесаного камня, а выше – из красного кирпича. Ворота были окованы железными полосами и украшены изображениями двух львов; в их глазах играли зайчиками крошечные зеркальца. Надо львами размахнули крылья, вырезанные из дерева черные двуглавые орлы.

Сразу за воротами стояли аккуратные деревянные постройки, по-видимому, хозяйственного назначения. А посреди двора высились три громадных терема. Их венчали длинные шпили, тоже украшенные орлами. Терема соединялись между собой многочисленными крытыми переходами с резными узорами. Входов во дворец оказалось несколько. Но, как и следовало ожидать, у каждого стояла стража. Воины были на подбор: рослые, могучие, в кольчугах и шлемах. Даже невидимке проскользнуть не было никакой возможности.

– Окно какое-нибудь поищем, – громко сказал Златко, ничуть не беспокоясь, что стража в двух шагах. И точно, лица стражников остались невозмутимыми.

Раскрытые окна нашлись на втором этаже. Заглянув в них, ребята увидели роскошно убранные покои. Столы и лавки из черного дерева были украшены серебром и перламутром. Стены и сводчатые потолки – затейливой резьбой, печь посреди отделана многокрасочными изразцами, а вход в соседний покой закрывала золоченая решетка. Восхищенный великолепием, Петр на мгновение даже забыл, что летит, и чуть не шлепнулся оземь, но вовремя спохватился и вновь взмыл к окну. Бренк первым осторожно протиснулся внутрь.

В покоях Ивана Васильевича было уютно и тихо. Ноги утопали в ворсе мягких ковров. Несколько минут ребята осторожно осматривались. Петр уселся на лавку, положил локти на стол и сделал строгое лицо, представив себя царем всея Руси.

Златко осторожно заглянул за золотую решетку и тотчас поманил остальных.

– Повезло! – радостно сказал он. – Вот они, книги!

По центру палаты стоял огромный дубовый стол, на котором лежали огромных размеров старинные книги в кожаных переплетах и просто листы пергамента. А по стенам – десятка полтора огромных сундуков, окованных железными полосами. Поднятая крышка одного из них свидетельствовала, там тоже были книги. Петр толкнул локтем Златко в бок.

– Ну что же мы стоим? Надо брать книги и перетаскивать в лес. Все сразу не осилим.

Златко покачал головой.

– Нет-нет! Мы должны взять их в самый последний момент, когда никто уже не сможет спасти. Иначе – нарушим ход истории.

– А если возьмут те, что с другой планеты?

– Они тоже не возьмут, – ответил Златко. – Подписали галактическую конвенцию – не обнаруживать своего присутствия. А контроль за этим строгий. Так что, скорее всего, будем действовать в одно время с ними.

– А как же они будут действовать, – удивился Петр, – если им нельзя никому показываться?

– Сами они и не покажутся, – сказал Златко.

– Кто же тогда?

– Увидим, – уклончиво ответил Златко. – Завтра все будет ясно… смотри!

Он сжал Петину руку. Дверь покоя вдруг открылась. В библиотеку вошел высокий человек в черной длинной одежде. Он сел за стол, взял гусиное перо, потянул к себе лист пергамента. Должно быть, это был хранитель царских книг.

Разведка была закончена. Златко первым выбрался через окно наружу. И скоро все четверо снова были высоко в небе.

– Все обернулось сверх ожиданий, – сказал Златко. – Теперь можно и отдохнуть. Ведь по первоначальному плану мы собирались сразу перенестись в завтрашний день. А теперь надо экономить энергию. Так что целые сутки поживем в шестнадцатом веке.