4. День в шестнадцатом веке

Снизившись над поляной, где их ждали остальные путешественники, ребята застали неожиданную картину. К поваленной сосне на краю поляны были привязаны два оседланных коня под пестрыми попонами. Рядом с ними сидели спиной друг к другу два смуглых человека в чалмах и в восточных халатах, из-под которых виднелись кольчуги. Руки их, ноги, да и сами они были крепко связаны веревками.

Бренк присвистнул. Судя по всему, педагогический коллектив из двадцатого века взял воинов в плен. Это было, конечно, нарушением всех правил, но теперь уж ничего не поделаешь.

В центре поляны, за кольцом невидимой защиты, лежали военные трофеи: два лука и колчаны со стрелами, кривые сабли, щиты. А рядом с трофеями шел обед и жаркая дискуссия на педагогические темы. Ее вели Петина бабушка и Степан Алексеевич.

– Паровая осетрина, – определил Бренк по запаху дымящихся тарелок. – Севрюга в томате с грибами, баранина под белым соусом, котлеты пожарские, кролик жареный, телячьи ножки… Я тоже есть хочу! Хорошо, что взяли продуктов на месяц, на всех хватит!

Он было взялся за рычажок аппарата, чтобы «включить» голоса, но Костя остановил. Дискуссия между доктором педагогических наук и директором его заинтересовала.

– В человеке больше всего надо ценить творца, – говорила взволнованно Петина бабушка. – Человек должен творить, даже когда соприкасается с чужой мыслью. Творить, отталкиваясь от нее. Ну, скажем, читает Пушкина и создает свой образ Татьяны. Ленского, Онегина. Свой и только свой! Зачем же навязывать мыслящему человеку ярлыки да характеристики, которыми снабдили всех этих героев авторы учебников и методических разработок? Вы, кстати, какой предмет преподаете?

– Предмет? – удивился Степан Алексеевич. – Я не учитель, я директор.

– А как же стали директором? – поинтересовалась Александра Михайловна.

– Из РУНО пришел.

– А раньше где работали? – допытывалась бабушка.

– До РУНО? – задумчиво переспросил Степан Алексеевич.– До РУНО я, знаете ли, много где работал…

Петр дернул Бренка за руку.

– Включай звук! Иначе плохо кончится. Я свою бабку знаю!

Бренк повернул рычажок.

– Вот мы и вернулись! – объявил Петр во весь голос. – Надеюсь, у вас все в порядке?

Директор от неожиданности выронил вилку.

– Ой, Петенька, вы уже здесь? – обрадовалась Александра Михайловна. – Садитесь скорее, поешьте. Тут такие вкусные вещи из таблеток получаются!

– Да, давайте и в самом деле поедим, – сказал Златко. – Где наш рацион?

Степан Алексеевич, ориентируясь на голос, протянул в сторону Златко сумку с разноцветными таблетками.

– А кого это вы в плен взяли? – поинтересовался Златко, доставая таблицу-меню.

– Это не мы, это Галина Сергеевна, – ответил директор.

Златко и Бренк с уважением глянули на преподавательницу физкультуры.

– Галина Сергеевна, как это вы, – пробормотал Костя, – их же двое, а вы одна?

Галина Сергеевна оторвалась от телячьей ножки и посмотрела в их сторону.

– А что тут такого? – искренне удивилась она. – Пошла я по тропинке прогуляться, и вдруг – раз, у меня на шее веревка с петлей. Оглянулась, сзади двое на лошадях, смотрят на меня, смеются и что-то непонятное говорят. Ну, я взялась за веревку, дернула. Один упал с коня. А второго я сама с седла стащила, встряхнула как следует, на курсы карате зря, что ли, ходила, связала обоих веревками, взяла лошадей в повод и сюда, назад. Не повезло голубчикам, что я им попалась!

Златко достал из сумки четыре фиолетовые таблетки и четыре оранжевые.

– Беру выбор на себя. Будем есть севрюгу на вертеле и ананасное желе. Если не хватит, выберем что-нибудь еще.

Подкрепившись, Костя и Петр вытянулись на траве, чувствуя приятную усталость.

Златко тоже было прилег, но вдруг приподнялся и полез в одну из своих многочисленных сумок.

– Слышу сигнал, – сказал он тихо. – Приборы зарегистрировали прилет корабля коллекционеров.

– Близко, не больше километра. Полетим, посмотрим?

Бренк взмыл в воздух. Остальные за ним. Поднялись высоко над лесом. Однако полет оказался недолгим. Вскоре ребята оказались в густом малиннике, окаймляющем огромную поляну.

– Вот он, смотрите! – показал Златко, но Петр и Костя напрасно напрягали глаза.

– Да вот же, видите небольшой земляной холмик в центре поляны?

– Что же, они из центра Земли прилетели? – удивился Петр.

– Нет, конечно! Они спрятали звездолет под землей. Я же говорил, они подписали Галактическую конвенцию и должны действовать так, чтобы никто не знал об их присутствии. Можно подлететь поближе. Мы для них тоже невидимы. Или вот что, давайте хоть немного по земле пройдемся, а то все летаем да летаем.

Ребята вышли на поляну. Трава под ногами была изумрудного цвета и казалась шелковой.

– А как же они узнали о библиотеке? – недоуменно спросил Костя. – Появились, как будто заранее знают, что библиотека должна погибнуть?

– Так и есть, – ответил Бренк. – У коллекционеров разветвленная сеть наблюдений. И принцип путешествия во времени им тоже известен. Так что про библиотеку царя Ивана они все прекрасно знают.

– А вы были когда-нибудь на их планете?

– Мы нет, – ответил Бренк. – А вообще земляне были.

– Что же это за планета такая?

– Сплошной музей. Она специально была создана для хранения памятников культуры, найденных космоархеологами на планетах, где угасла разумная жизнь, или оставленных жителями. Во Вселенной, знаете, так нередко бывает, планета становится непригодной для дальнейшей жизни и… А у хранителей ценностей выработалась прямо-таки фанатическая страсть к коллекционированию. Они стали искать ценности даже на обитаемых планетах. Пока, правда, только те, которым суждено погибнуть по какой-либо причине.

Ребята дошли до земляного холма. Он был словно только насыпан и, удивительное дело, прямо на глазах обрастал изумрудной травой. Коллекционеры, судя по всему, прекрасно умели маскироваться.

Златко, приложив ладонь к глазам, всматривался в опушку леса. Из-за деревьев, крадучись, выехали несколько всадников.

– Передовые разъезды крымского хана, – сказал Бренк. – Как и те пленные, что захватила ваша… Галина Сергеевна? Ну, полетели назад! Надо отдохнуть, завтра очень тяжелый день. И опасности могут быть. Не думайте, хоть мы и невидимы, а стрела может случайно попасть, да и в огне можно обгореть.

– Ребята! – с чувством сказал Петр. – Ну до чего же здорово, что вы снова с нами!