5. Урок истории

Утром учительница физкультуры, сжалившись над пленными, решила их покормить. Развязала им руки. Долго изучала таблицу-меню и, наконец, выбрала наиболее подходящее случаю – плов. Поглядывая с большой опаской, пленные съели плов руками, а затем, съежившись снова, застыли в прежних униженных позах, спина к спине.

Кони щипали траву и, казалось, были очень довольны, что не надо никуда скакать, нести на себе всадников Солнце, уже поднявшееся над кронами деревьев, обещало прекрасный теплый день.

Радуясь солнцу, щебетали птицы, неподалеку мерно журчал ручей. Ничто не предвещало тех событий, какими день 24 мая 1571 года должен был войти в историю.

Но вот из-за леса долетел колокольный звон.

– Уже началось? – встрепенулся Петр, отложив ложку.

– Нет, – сказал Златко, – ешь спокойно. Сегодня Вознесение, церковный праздник. И хоть подошел враг к Москве, москвичи чтят обычаи.

Колокольный звон был тревожным. Ребята притихли, яркие краски майского дня на глазах тускнели. В душу Кости закралось беспокойство. Может быть, впервые задумался он о том, что ему предстоит увидеть сражение, гибель людей, пролитую кровь, пожар, пожирающий город. Он поежился, взглянул на Бренка и Златко, но те были спокойны и безмятежны.

– Ребята, – спросил Костя нерешительно, – что же, мы так и будем спокойно смотреть, как люди убивают друг друга, думая только о книгах?

– Это не наш век, – рассудительно молвил Бренк. – Для нас и для вас этих людей уже давно нет, даже если кто-то и останется в живых.

Слова Бренка звучали очень спокойно, но веяло от них холодком, и Костино сердце сжалось. А ведь для Златко с Бренком, подумал он, и нас давно нет. Никого – ни Лаэрта, ни Верочки, ни Марины, ни Степана Алексеевича. Словно угадав его мысли, Златко сказал:

– Конечно, ни один человек не умирает, раз мы можем отправиться в то время, где он живет.

Подумать над его словами Костя не успел: из-за леса, вплетаясь в колокольный звон, донеслись протяжные глухие удары.

– Пушки бьют с кремлевских стен! – пояснил Бренк и поднялся.

Лицо Петра стало решительным.

– Летим! – воскликнул он и поправил на запястье браслет. Златко тоже встал. Прежде чем отправиться к цели, надо было дать инструкцию остающимся.

– Вера Владимировна, Лаэрт Анатольевич! Сейчас на какое-то время вы останетесь одни. Когда мы вернемся, тотчас отправимся в ваш век. За кольцом невидимой защиты вы в полной безопасности, даже если через эту поляну пройдет все войско Девлет-Гирея. Но покидать кольцо не должны ни в коем случае. Галина Сергеевна, вы меня слышите?

Тут Александра Михайловна забеспокоилась:

– Златко, Бренк! А с вами точно ничего не случится? Учтите, я за Петечку в ответе! И за Костю тоже!

– Да не бойся ты! – буркнул внук.

– Я все-таки совершенно не представляю, чем вы будете заниматься! – не унималась бабушка. – Вы же так ничего и не рассказали!

Это было правдой. Несмотря на настойчивые расспросы, конкретные цели путешествия остальным остались неведомы. Хотя волею случая учителя и узнали недопустимо многое.

– Мы невидимы, можем летать, – будничным голосом ответил Бренк. – Что может с нами случиться?

– Можете летать? – удивленно переспросил Лаэрт Анатольевич. – На чем?!

– Есть такая возможность, – сказал Златко, выразительно поглядев на Бренка. – Ничего интересного в этом нет!

– Как ничего интересного?! – воскликнул учитель физики, и в глазах человека, всецело поглощенного изобретательством, появился блеск любопытства.

Но Бренк с друзьями уже поднимались над поляной. Уже на лету Златко еще раз предупредил:

– Не выходить за защитное кольцо ни в коем случае! Пусть хоть сам крымский хан разобьет рядом шатер!

Сверху было хорошо видно, как застыл с открытым ртом Лаэрт Анатольевич, а пленные воины Девлет-Гирея, услышав глас с неба, упали ниц. Зрелище было настолько забавным, что Костя вновь обрел душевное равновесие. Златко и Бренк были, конечно, правы – не философствовать, а спокойно выполнять практикум по активным хроноработам. В конце концов, ко всему происходящему следует относиться как к уроку истории или историческому фильму. Где, разумеется, не обойтись без сражения и пожаров. В одном только необычность – в нем можно принять участие самому, испытать свою храбрость, ловкость, присутствие духа. Ведь книги царя Ивана придется выносить из пожара в самый последний момент, когда их вот-вот уничтожит огонь. И еще… надо опередить коллекционеров!