6. Звездолет коллекционеров

Еще недавно прозрачно-голубое небо становилось черным. Ветер доносил из-за реки запахи гари и копоти. На поляне аккуратно, бок о бок, стояли четырнадцать здоровенных, окованных железными полосами сундуков. Но ни учителей, ни Александры Михайловны с Мариной нигде не было видно. Петр, хоть и было это совсем на него не похоже, вдруг сильно забеспокоился.

– Куда же это бабушка могла подеваться? – растерянно спросил он, обращаясь к Златко и Бренку. – Я ведь перед родителями за нее отвечаю!

– Бренк, – дрогнувшим голосом начал Златко, – ты допускаешь, что внушение оказалось столь глубоким, и после перемещения пространстве они…

Бренк пожал плечами.

– Если сознание было предрасположено к внушению – все могло быть.

– Но ты представляешь, что это значит! – воскликнул Златко. – Мы же не сможем их остановить!

– Летим! Надо что-то делать! – Дрогнувший голос Бренка выдавал его волнение. – Петр, Костя, не отставайте!

– Постойте! А книги? – Костя показал на четырнадцать сундуков. Хоть и пришло к нему понимание ситуации, но он гнал от себя мысль о плохом.

– Книги в кольце невидимой защиты, – напомнил Бренк. – Ничего с ними не случится… Во всяком случае, пока!

– Мне же голову отец оторвет, если с бабушкой что-то случится! – Петр разволновался еще больше.

– Да ничего с ней не приключится! – сказал Златко.

– Так вы знаете, где она? – с надеждой спросил Петр.

– Сейчас сам узнаешь! – пообещал Бренк.– Разве ты еще не понял: она там, где все!

Ребята поднялись в воздух.

Златко и Бренк пристально всматривались в густые заросли леса. В маршруте их полета не было никакого порядка: поворачивали вправо и влево, возвращались назад… Костя и Петр послушно повторяли все эти причудливые зигзаги. А то, что они искали, обнаружилось вдруг не в лесу, а на той обширной поляне, где под холмом, поросшим густой травой, скрывался звездолет.

Картина, открывшаяся перед их взглядами, была, пожалуй, еще более фантастической, чем недавнее появление педагогического коллектива во дворе охваченного огнем Опричного дворца. Два пленных татарина, Галина Сергеевна, Аркадия Львовна, Марина Букина и Степан Алексеевич, надрываясь из последних сил, с горящими глазами волокли по земле огромный сундук. Позади, удрученные и подавленные, шли Александра Михайловна, Верочка и Лаэрт.

– Бабушка! – радостно закричал Петя сверху.

– Подожди, – пробормотал Бренк. – дай включу звук.

– Бабушка! – крикнул Петр и опустился у сундука. Александра Михайловна остановились. Заслышав голос невидимого внука, она обрадовалась до слез.

– Ой, Петечка, – затараторила она без остановки, – ты, наконец, вернулся, слава господи, и ребята, наверное, тоже здесь, а то мы просто не знаем, что делать. Непонятно, что происходит, вот вы улетели, мы удивились, что вы умеете летать, я, конечно, за вас волновалась. Прошло какое-то время, они все вдруг ни с того ни с сего построились и пошли в лес, но не бросать же их, и мы за ними, а лошадей Галина Сергеевна отпустила, и они куда-то ускакали. Разговаривать с ними нельзя, они ничего не отвечают. Там была река и лодка, в которой мы переправились на тот берег в город, там ужас, что творится, сражение и пожар, но все перед нами разбегались, и мы шли спокойно, а потом какой-то терем в огне, и вдруг мы опять оказались на поляне. Петечка, ты что-нибудь понимаешь? А они схватили сундук…

– Стойте! – крикнул Златко, но, похоже, его никто не услышал. Все были поглощены своим трудом и разговором.

– Золото! – радостно воскликнул один из воинов на ломаном русском. – Наша теперь много сундуков!

– Золото сбывать трудно в наших условиях! – горячо говорила Галина Сергеевна. – Если оформить как клад, дадут только четверть, да и то на всех. А в скупке столько сразу не возьмут, да и ниточка потянется.

– Видеоаппаратура, видеоаппаратура! – как попугай, повторяла Марина. – И много косметики!

– А мне ничего не надо! – с горящими глазами бубнил Степан Алексеевич. – Но дачу я построю. По Рижской дороге, поближе к школе и дому. Двухэтажную, каменную, с гаражом. И обязательно куплю «Мерседес». И квартиру сестре с «Калибра», трое детей все-таки!..

Бренк и Златко застонали от досады. Стало окончательно ясно – оправдались самые худшие предположения. Вместо татарских воинов, на которых должны были воздействовать внушением коллекционеры, подопытными оказались люди двадцатого века.

– Господи, какие еще видеомагнитофоны? – растерянно сказал Костя. – Да что они, с ума посходили? Ведь это шестнадцатый век.