7. Возвращение

Мгновение спустя все были опять на поляне, на краю которой лежала поваленная сосна; сундук тоже занял свое место рядом с четырнадцатью другими.

– Как я понимаю, теперь наша миссия окончена? – обращаясь в пространство, деловито спросила доктор педагогических наук. – Если так, давайте возвращаться. У нас, кажется, дверь в квартиру осталась открытой.

– Не беспокойтесь, Александра Михайловна, – весело ответил Бренк, – мы вернемся практически в тот же самый момент, когда отправились сюда. Но разве вы не хотите посмотреть на книги Ивана Грозного?

Костя и Петя подошли поближе. Остальные замерли в ожидании.

– Книги Ивана Грозного? – громко спросила преподавательница физкультуры. – Что-то такое я слышала! Ну да, по телевизору показывали, как их ищут в каких-то подземных ходах.

– Вера Владимировна, – позвал Бренк, – вы знаете, что в сундуках? Мы спасли от пожара библиотека Ивана Грозного.

Верочка ахнула, переменилась в лице и, схватив Лаэрта за руку, кинулась к одному из сундуков. Златко с усилием приподнял крышку.

Аккуратными стопками, одна к одной, в сундуке лежали аккуратно уложенные массивные книги. Переплеты были кожаными и бархатными, украшенными золотым тиснением, а некоторые с перламутром и даже драгоценными камнями. Верочка нерешительно протянула руку и, зажмурившись, взяла одну из книг.

– Буквы, кажется, греческие, – с сомнением предположила учительница истории, полистав страницы. – Но, может, и нет… Эх, – она стала заметно краснеть, – ну до чего плохо мы подготовлены! Неужели Иван Грозный был образованнее меня, окончившей Московский университет?!

Петина бабушка взяла другую книгу, перевернула несколько страниц с причудливо разрисованными заглавными буквами и тонкими, красочными миниатюрами. Лицо Александры Михайловны вдруг стало взволнованным, напряженным.

– Вы представляете, что это такое?! Это Аристофан, знаменитый древнегреческий драматург, автор комедий! А эта вещь совершенно неизвестна, она считалась утраченной!

Степан Алексеевич откашлялся.

– Александра Михайловна, – начал он, – мы ведь теперь с вами соседи. Может, вы по-соседски поможете педагогическому коллективу, который воспитывает вашего внука. Ведь у нас ну никто ни латыни, ни греческого не знает… и я не исключение. Скажем, хоть раз в неделю…

– Если можно назвать воспитанием, – заговорила в ответ Петина бабушка, – то, что вы подразумеваете…

У сундуков, похоже, вновь должна была разгореться дискуссия на педагогические темы. Костя с Петром отошли в сторону. Все заканчивалось, библиотека была спасена и, значит, вот-вот предстояло расстаться с друзьями. Златко и Бренк, видимо, поняли их настроение.

– Мы со Златко решили, – сказал Бренк, – пусть это и будет определенным нарушением, но дружба дороже. Сразу, как вернемся, перебросим вам аппарат для связи.

– Вроде вашего телефона, – пояснил Златко. – У нас такие берут с собой на всякий случай взрослые хроноисследователи, а Бренк сам его собрал, он у нас любит мастерить. Надо будет поговорить – пожалуйста! Только очень часто не получится. Каждый разговор требует огромной энергии. Она хоть в аппарате и сама возобновляется, но на это уходит много времени.

Костя с Петром невероятно обрадовались.

– Значит, мы и дальше будем дружить! – воскликнул Петр.

– Теперь куда ж мы друг от друга? – улыбаясь, ответил Бренк. – Столько пережили вместе!

Костя вдруг кое-что припомнил.

– Послушайте, – сказал он, – вы в самом деле готовы были отдать один сундук коллекционерам?

– Ну да, в обмен, чтобы вашим педагогам вернули нормальное состояние.

– И книги улетели бы с Земли? А как же практикум?

– Снизили бы оценку, подумаешь! – беззаботно ответил Бренк. – С царской библиотекой и не такое бывало. И целиком отдавали коллекционерам. А иногда книги сгорали.