2. По плану доктора наук

Александра Михайловна ходила по комнате, украшенной, помимо обычной мебели, индейскими луками и стрелами, африканскими масками и барабанами, бивнями слонов и носорогов, шкурами леопардов; ходила взад и вперед и на ходу размышляла вслух. Сидя на диване, где когда-то ночевали Златко и Бренк, Костя и Петя следили за ней, поворачивая головы то в одну, то в другую сторону.

– Давайте всесторонне оценим ситуацию, – говорила Петина бабушка. – Общение человека будущего с человеком нашего времени опасно, правильно? Потому что наш человек может получить преждевременные знания, которые в корне изменят закономерности исторического процесса, и тогда человечество неминуемо ждут непредсказуемые беды. Никогда нельзя забегать вперед, развитие должно быть совершенно естественным!

Костя Костиков, уважительно глядя на доктора педагогических наук, позволил себе вставить:

– Александра Михайловна, в одном фантастическом рассказе, не помню автора, я прочитал, что сведения о ядерной энергии и некоторые другие научные мысли попали в наше время из будущего именно случайно и преждевременно, когда человек еще не был готов к ним, и этим во многом объясняются неразрешимые проблемы, стоящие сейчас перед человечеством.

– Любопытно, – промолвила Александра Михайловна, – мне всегда нравится, как ты мыслишь, Константин, потому что ты всегда мыслишь нетривиально, пусть в данном случае ты пересказываешь идею другого человека, писателя-фантаста. Идея эта, конечно, заслуживает внимания. И тут не имеет никакого значения, попадет ли человек из будущего в наше время или наш человек, как этот… Лаэрт Анатольевич Ковригин попадет в будущее и тоже нахватается там преждевременных идей.

– Пока что не в будущее, пока что по ошибке он попал в прошлое, в эпоху диплодоков, – мрачно сказал Петр.

– Это характеризует человека, – тут же отозвалась Александра Михайловна, – человека несобранного и, собственно, не умеющего добиться поставленной цели. Он мог бы попасть случайно и в средние века или в XIX век и тоже принести людям совершенно преждевременные идеи… В общем, двух мнений тут быть не может: такой человек, как ваш Лаэрт, становится социально опасным.

– Так что же делать? – спросил Костя.

– Лучше бы его изолировать от общества, совсем, – ответила бабушка, задумчиво поглядывая на лук со стрелами. – Но как его изолировать? В общем, ребята, нам сейчас предстоит принять очень важное решение. В наших руках судьба человечества. Пойдет ли оно естественным, разумным путем развития? Или же, из-за того, что Лаэрт преждевременно проник в тайну изобретения, которое было совершено в далеком будущем, произойдут непредставимые и непоправимые исторические катаклизмы?

– В будущее Лаэрта пускать нельзя никак! – мрачно сказал Петр.

– И в прошлое тоже, – отозвался Костя. – Это же однозначно: и там, и здесь неминуемый временной катаклизм. Хорошо еще, что на первый раз ему попался неразумный диплодок.

Александра Михайловна еще раз прошлась по комнате.

– Эх, жалко отца твоего на родине сейчас нет! – сказала она с горечью. – Вот уже полгода вместе с твоей матерью он работает в Верхней Вольте и опять строит горно-обогатительный комбинат, уж не знаю, какой по счету, потому что по всей Африке строил. А он сейчас очень мог бы помочь человечеству. Мой сын решителен, собран, отважен, словом, он унаследовал лучшее, что у меня есть.

Бабушка погладила бивень носорога, лежащий на книжной полке. На минуту она задумалась.

Она сделала паузу.

– Этот маломерный хроноаппарат, который был у наших друзей из XXIII века, совсем ведь небольшого размера?

– Примерно как отечественный магнитофон «Весна», – сказал Петр. – Побольше, чем там «Нэшнл» или «Сони».

– Вот и надо похитить собранную Лаэртом машину времени из кабинета физики! – решительно сказала Александра Михайловна и взглянула на Петра и Костю так, как мог бы, скажем, посмотреть на своих воинов Александр Македонский, окончательно решивший перейти Геллеспонт и вступить на территорию персидского царя. – То, что кабинет сейчас на засове, ничего не значит. Этот ваш директор на меня тоже производит неблагоприятное впечатление, и кто знает, что ему может прийти в голову. По-моему, у него нет царя в голове. Так что аппарат надо похитить в интересах человечества и укрыть, а пока ваш Изобретатель построит новый, мы придумаем что-нибудь еще…

– Бабушка, – растерянно начал Петр, – ты всерьез предлагаешь…