3. Второе путешествие во времени

Несколько секунд Изобретатель смотрел на ребят, а Петр и Костя растерянно смотрели на него. Потом Лаэрт Анатольевич с бесконечным удивлением задал вопрос:

– А как же вы отключили сигнализацию? Она должна была сработать и здесь, и на первом этаже, также у меня дома. Впрочем, дома меня уже не было.

– А это наш секрет! – растерянно ответил Костя и подумал, что Изобретателя Александра Михайловна все-таки недооценила: сигнализация в кабинете физики была.

Изобретатель в любой ситуации прежде всего оставался Изобретателем. Он задумчиво переложил маленький, но крепкий ломик из правой руки в левую и почесал затылок.

– А я думал, что ее секрет никто никогда не сможет разгадать, – сказал он с бесконечным огорчением.

Лаэрт Анатольевич прошел через лаборантскую и сел на стул в углу. Ломик он положил на пол.

– Да, кстати, а вы кто? Несмотря на маски, мне кажется, передо мною Петр Трофименко и Константин Костиков. Такой вихрастой головы, как у Трофименко, в школе больше ни у кого нет.

Костя снял черную полумаску. Отпираться было бесполезно. Немного подумав, Петя сделал то же самое: вставлять учителю в рот пружинный кляп было поздно, да и как-то уже неловко.

– Ну, и зачем же вы сюда проникли? – спросил Изобретатель.

Петр и Костя виновато потупились, но Костю тут же осенило: у Лаэрта Анатольевича тоже была уязвимая позиция, и он, видимо, как они сами, готов был преступить закон.

– А вы? – спросил Костя, поглядывая на ломик.

Изобретатель проследил за его взглядом и слегка покраснел. Возникла пауза. Потом Лаэрт Анатольевич встал и прошелся по лаборантской, поглядывая на тяжелые шкафы.

– Вот что, – начал потом Изобретатель смущенно. – Вы ведь поняли, что я машину времени построил? По тому обрывку схемы, что попал мне в руки? – Еще бы не понять! – отозвался Петр. – Я этого диплодока до сих пор вижу, стоит только глаза закрыть.

– Вот видите, – сказал Изобретатель, еще больше смутившись, – первый опыт получился не очень удачным. Я хотел заглянуть в будущее, для начала всего лет на двадцать вперед, посмотреть, что там будет. Но вот что-то такое не сработало, и наоборот я оказался…

Лаэрт Анатольевич поежился. Ребята поняли, что, если он закроет глаза, то увидит картины еще более страшные, чем Петр.

– Но спустя несколько часов меня осенило: я понял, в чем ошибка. Вот и хотел в схеме кое-что перепаять. И не мог же я ждать, пока снимут засов. Тут всего такой пустячок, оказывается…

Лаэрт Анатольевич на глазах становился прежним Лаэртом Анатольевичем – человеком увлекающимся, впрочем, точнее сказать, человеком, совершенно одержимым изобретательством.

– Ребята, вы даже не можете себе представить, до чего же просто устроена в принципе машина времени! – воскликнул он. – Просто удивительно, что ее изобрели только века спустя. А ее мог бы построить еще Ньютон! Или Франклин! И ведь сколько, наверное, открытий так и не делается или делается гораздо позже из-за человеческого невнимания, неумения сопоставлять факты, проникая в самую суть явлений!

Костя не удержался.

– Лаэрт Анатольевич, но где же ваш блок хронопереноса? Мы нигде…

Изобретатель воззрился на него с неподдельным изумлением.

– Вы что же, ее и не заметили? Да вот! – Широким и величественным жестом он указал на десяток железных шкафов.

Костя и Петя замерли от удивления. Потом Костя пролепетал:

– Но у них ведь была маленькая коробочка. Изобретатель покровительственно похлопал его по плечу.

– Конечно! Но ты сравни возможности. Какие детали у них и какие есть в нашем времени? Да еще я пользовался только отечественными, импортных сейчас нигде нет. Я только разгадал принцип, а воплотил его в жизнь подручными средствами.

Костя и Петя растерянно переглянулись: операция, намеченная Александрой Михайловной, имела существенный пробел: кроме новозеландского набора „Юный гангстер“, надо было предусмотреть трейлер, подъемный кран и бригаду такелажников.

Изобретатель раскрыл один из шкафов и заглянул в его внутренности.

– Вот здесь, – пробормотал он, – в блоке надо поменять полярность, усилить режим…