5. Штурман Бартоломью Хит

– А может, все просто объясняется? – спросил сам себя Костя, когда робинзоны вновь поднялись над островом и взяли курс на свой лагерь. – Разве не могло быть так, что радио изобрели гораздо раньше, чем мы с вами думаем? Ведь принцип изобретения, в общем, прост. Кто-то изобрел, но оказалось радио преждевременным, и про него забыли. Так же бывало в истории! А сундук почему исчез?.. Ну что же, это, возможно, природная аномалия какая-то. Но вообще-то, конечно, до смерти хочется узнать, как все загадки объясняются на самом деле. Златко после всех последних событий стал угрюм и мрачен.

– Я вот о чем думаю, – сказал он. – Давай-ка и в самом деле отправимся на год, на два вперед или назад. Чувствую, загадки мы все равно не разгадаем, так хоть отдохнем спокойно две недели. А сюда, в этот самый день, пускай ученые отправляются.

– А вы как полагаете, Александра Михайловна? – спросил Бренк.

Петина бабушка, как и положено предводителю, летела впереди всех. Она обернулась: лицо ее было сосредоточенным, а взгляд твердым.

– Тут нечего и полагать! – отрезала она. – Раз есть тайна, надо ее раскрыть. Сейчас мы наконец обустроимся как следует, немного отдохнем, дождемся темноты и...

Лицо Петра Трофименко просветлело. Он уже понял, что задумала бабушка.

– И отправимся в пиратский лагерь, – продолжила она. – Пираты наверняка об этой самой аномалии что-то знают. Не случайно же они не закопали сундук, а просто поставили на землю, как будто знали, что он должен исчезнуть. Под покровом темноты мы похитим какого-нибудь пирата поважнее. И найдем способ заставить его говорить.

– По правде, мне и самому хочется узнать, как все обстоит на самом деле, – сказал Златко. – Я только подумал, может, вы отдохнуть спокойно хотите. Все-таки девяностые годы XX века не лучшее время.

– Предпочитаю активный отдых! – ответила Александра Михайловна.

Златко вдруг спохватился, видимо только сейчас осознав сказанное бабушкой.

– Постойте! Похищать-то мы никого не можем! Контактов с людьми прошлого нам надо избегать. Это же аксиома! Любой контакт может привести к изменению хода истории. А вы еще решили заставить говорить!

Бабушка нахмурилась. Возражение Златко явно пришлось ей не по вкусу. Но тут вмешался Бренк:

– Златко, да подожди ты! Нельзя так категорично! Давай подумаем... Изменение хода истории – это когда в ней что-то меняется, не так ли? Такое возможно лишь в том случае, если человек прошлого получит от нас преждевременную информацию или какой-либо материальный предмет из другого времени. Так этого можно избежать! Кто мы такие, мы же пирату не скажем. Может, мы тоже пираты, но с другого корабля! Да и вообще контакт предстоит очень локальный, должно обойтись. Словом, если никого убивать не будем, ход истории будет идти своим чередом.

От такой мысли наступило зловещее молчание. Смысл ее ни у кого сомнений не вызывал. Ведь если, пусть даже случайно, будет убит кто-то из пиратов, пресечется его род – не будет у него детей, а значит, и внуков, правнуков. Человечество не досчитается целых поколений! Чтобы снять мрачную ноту, Костя предложил:

– Если человек способен все понять и сохранить тайну, ему можно даже открыться. В конце концов с нами вы общаетесь, а мы для вас тоже прошлое, однако никаких изменении в вашем времени he происходит. Здравое рассуждение решило дело.

– Пожалуй, верно, – не без некоторого удивления от столь очевидной мысли отозвался Златко. – Но все-таки надо осторожность соблюдать. Не верю я, чтобы житель XVII века, да еще пират с «Крокодила», способен был все понять.

– Будем действовать по обстановке, – подвела итог Александра Михайловна. Как раз в этот момент они подлетели к своему лагерю.

На окончательное его обустройство ушло не больше часа. Пожитки были невелики. Дно палатки устлали охапками душистой травы. Для кухонной утвари, инструментов и оружия определили постоянное место. Потом Бренк и Петр нарубили про запас дров. С добыванием огня у робинзонов проблем не было – у Кости в карманах «случайно» оказались спички, да и Бренк, тоже «случайно», нашел у себя какую-то диковинную зажигалку.

Ужин Александра Михайловна приготовила из бульонных кубиков и консервов «Завтрак туриста». На этом съестные запасы кончились, и доктор педагогических наук распорядилась:

– Пока светло, слетайте, мальчики, за кокосовыми орехами. Их здесь много, а это очень вкусно.

Вскоре в лагере выросла целая горка кокосовых орехов. А день, такой длинный-длинный, стал вдруг угасать.

Солнце склонилось к западу, по океану от горизонта до острова легла на легкие волны золотистая дорожка отраженного света. Потом солнце коснулось краем диска воды, опустилось еще ниже. И остров как-то сразу погрузился во тьму. Лишь тлели неподалеку от палатки неостывшие уголья, искрились звезды на небе да далеко внизу виднелся отблеск костра, разведенного пиратской командой.

Александра Михайловна забеспокоилась.

– До пиратов-то мы доберемся, а как найти в темноте обратный путь?

Бренк помялся. Стараясь не глядеть на Златко, он выдавил:

– Найдем! Совершенно случайно я прихватил еще и электронный компас.

Златко хмыкнул. А Костя загорелся любопытством:

– Электронный компас? А что это?

Бренк извлек из кармана крошечную круглую коробочку. Но на ней не было ни циферблата, ни стрелки.

– Он сам дорогу запоминает, – пояснил Бренк. – А команды принимает по голосу. Вот, скажем, я говорю: «Отправляемся!» – и он фиксирует весь наш маршрут. Потом говорю: «Возвращаемся!» – и компас, если мы ошибемся в направлении, подает тихие звуковые сигналы. А если движемся правильно, молчит. Хорошо, что я его захватил?