7. Сооло Грин, космический вирус

– Бартоломью, считайте, не просто человек семнадцатого века,—угрюмо сказал Петр. – Он почти ученый и легко воспринимает то, что любому другому в его времени было бы не под силу.

Александра Михайловна примирительно подняла руку.

– Петр! Ребятам виднее! В конце концов, на них лежит ответственность. Они и за нас троих отвечают, потому что взяли с собой на свой страх и риск... Так что не спорь! Но... – доктор педагогических наук твердо взглянула на Златко. – Но кое в чем, уверена, мой внук прав. Раз нельзя Бартоломью знать о том, кто такой этот... этот вирус космический, значит, нельзя. Но поставить Бартоломью в известность, что отшельник совсем не тот, за кого себя выдает, мы обязаны. И что серебро идет совсем не на опыты, не на доброе дело, тоже. Галакспол вы вызвать успеете! Но сначала надо поговорить с Бартоломью. Он – порядочный и достойный молодой человек, хоть и с пиратами плавает!

Златко заколебался:

– Прямо сейчас галакспол мы все равно не вызовем. Либо мне, либо Бренку придется еще раз в наше время вернуться, потом обратно... А сумка с блоком хронопереноса в лагере. Ну, ладно, давайте сначала к Хиту! Раз обещали...

Робинзоны взяли курс на пиратский лагерь.

Бартоломью Хит сидел на своем месте – за грубо сколоченным столом у входа в шалаш. Он смотрел прямо перед собой, и на лице у него было странное выражение. Штурман явно переживал глубокий внутренний разлад.

Бренк завис прямо над ним, запустил руку в свою сумку, нажал кнопку, обеспечивающую слышимость. Но сначала бросил на стол приготовленный камешек.

Штурман вздрогнул и резко поднял голову.

– Бартоломью! – позвал Бренк тихонько. И тотчас спохватился. – Александра Михайловна, переведите, пожалуйста! Скажите по английски, что мы здесь и чтобы он пошел прогуляться из лагеря по отмели, вправо и подальше.

Бартоломью вскочил с места, лицо его разом просветлело.

– Благодарю тебя, милостивый Господь наш! – вскричал он. – А я с самого утра мучаюсь мыслью – было ли все это на самом деле, или мне только привиделось? Говорил ли я с вами, летал ли чудесным образом над землей?

– И говорил, и летал, – ответил Бренк. – Но сейчас говори потише. Не привлекай внимания! Ты же именем Девы Марии клялся, что наша встреча останется в тайне!

Бартоломью Хит уже овладел собой, лицо его теперь было спокойно. Он прошел через весь лагерь, где шумно отдыхала команда «Крокодила». Никто не обращал на него внимания. Скорее всего, экипаж привык к тому, что штурман всегда занимается не тем, чем все остальные.

Когда пиратский лагерь исчез из вида, скрывшись за поворотом берега, Бренк позвал:

– Стой, Бартоломью! Пожалуй, хватит!

В следующее мгновение пятеро Робинзонов, сняв невидимость, воочию возникли перед штурманом. И хоть Хит уже знал, что его новые друзья могут по желанию то исчезать, то возникать вновь, в испуге попятился. Но в следующий миг в его глазах засветилось знакомое жадное любопытство.

Златко его опередил:

– Бартоломью, – сказал он, – больше того, что ты уже знаешь о нас, открыть мы тебе не можем. Ты только правильно пойми! По большому счету, мы вообще не имеем никакого права общаться с тобой. И все же мы сочли, что должны проинформировать тебя об одном обстоятельстве.

Пират посмотрел сначала на одного, потом на другого.

– Ты хотел бы знать, кто такой отшельник на самом деле?—спросил Златко.

– А разве я не знаю? – выговорил штурман не очень уверенно.—Ученый человек, достойный уважения. Конечно, хотелось бы мне больше знать о сути опытов, что он проводит в своем уединении, – добавил Хит, немного помедлив, – но...

– Он никакой не отшельник! – выпалил Петр. – И не ученый вовсе! Он объявлен вне закона, его галакспол ищет!

Златко, Бренк и даже Костя выразительно на него посмотрели. Но слово «галакспол» было пирату, разумеется, не знакомо. А вот «вне закона», более привычное для слуха, произвело впечатление.

– Неужели он, как и мы? – спросил он с безграничным удивлением. – Но мне это имя не знакомо...

– Нет, – сказал Златко, – он совсем не такой, как вы. Он вообще не из этих мест! – Тут Златко заколебался, но потом решился: – Ты знаком с учением Коперника и даже нас поначалу принял за жителей звезд. Вот Сооло Грин как раз и живет среди них. Вне закона он объявлен не земными властями, а гораздо более могущественными. И преступления его более велики, чем у кого бы то ни было на Земле.

Глаза штурмана широко раскрылись. Златко закончил:

– Так что ты должен знать, что серебро, которым вы так щедро платите отшельнику за знания, идет вовсе не на опыты. И не на добрые дела. Но уже сегодня отшельника на острове больше не будет. И вам больше не придется платить ему дань.

Лицо Хита потемнело. Долго он ничего не мог сказать: слишком велик был груз новых невероятных знаний, обрушившихся за последние часы. Но штурман в конце концов справился с волнением. Прежний огонек загорелся в его глазах...