7. Сооло Грин, космический вирус

– И наше серебро, возвращаясь на звезды, отшельник возьмет с собой? – спросил Хит.

Робинзоны переглянулись. Заметив их взгляды, не без достоинства штурман продолжил:

– Я объясню, почему задал такой вопрос. Всем полна планета, на которой мы живем, и все же я вижу, что богатства ее могут однажды иссякнуть. В Англии вырубают леса, чтобы греть печи, в которых плавится руда, но не сажают новых. Доводилось мне видеть, как в Африке бьют слонов, и всего только ради пары ценных бивней. Предвижу, что в дальнейшем еще больше будут брать у природы, но ничего не давать ей взамен. Вот и здесь так же... Мне не жаль серебра, что мы заплатили отшельнику... Вон сколько его еще на испанских кораблях! Но серебро, рожденное природой планеты, должно на ней и оставаться.

Воцарилась тишина. Ее нарушила доктор педагогических наук.

– Беру свои утренние слова назад! – молвила она. – И в семнадцатом веке Бартоломью Хит может и должен добиться многого! Может, общение его с этим... с Джеком Робертсоном совсем ему не во вред?

– Послушай, Бартоломью! – мягко сказал Златко. – Серебро останется на Земле. Но ни о чем больше не спрашивай. Все, что могли, мы тебе открыли! Я не знаю, встретимся ли мы еще с тобой. Но все мы хотим верить, что многое ты откроешь для себя сам и не нужна тебе будет подсказка.

– Да, мы многого ждем от вас, молодой человек! – поддержала его Александра Михайловна. – Вы уж оправдайте наши надежды!

Бренк полез в сумку, чтобы превратить всех в невидимок. Но тут Петр, очень долго сдерживавшийся, вдруг захотел сделать для Хита что-нибудь хорошее и добавил:

– Наверное, тебе интересно знать, где этот отшельник жил? —спросил он. – Ничего страшного нет, если хоть это узнаешь... Я и сам удивился: прямо внутри большой скалы! Приметная серая скала на берегу на той стороне острова. Она одна там такая.

– Петр! – начал было Златко, но махнул рукой. В конце концов такая информация вряд ли помогла Бартоломью Хиту изменить ход истории, даже если б он и собрался это сделать.

Робинзоны, уже невидимые, снова взлетели. Маленькая фигурка штурмана пиратского корабля одна осталась на отмели. Он напряженно всматривался в небесную синь, потом сел на камень.

А Робинзоны некоторое время спустя вернулись к своей оранжевой палатке.

– Ну вот и все! – молвил Златко. – Сейчас ты, Бренк, отправишься в двадцать третий век, вызовешь патруль галакспола и вернешься сюда... Сооло Грина заберут, «Крокодил» уплывет, а мы... – он бросил взгляд на груду кокосовых орехов, – а мы все-таки поживем немного в тиши и покое. Целых тринадцать дней осталось!

Бренк взял черную сумку с блоком хронопереноса, исчез и тут же снова возник на прежнем месте. Лицо его сияло.

– Представляете! Галакспол, оказывается, и в самом деле потерял контроль над Сооло Грином. Такая у них была из-за этого суматоха! И тут я появился! Скоро прибудет патруль.

– А что же не вместе с тобой? – поинтересовался Петр.

– Как тебе объяснить... Для патрульных катеров нужен гораздо более широкий временной коридор. А чем он шире, тем и точность меньше. Но тут разница всего в час, в полтора.

Костя уже смотрел в подзорную трубу. Скала, внутри которой прятался отшельник, была хорошо видна. Ну что ж, будем ждать событий, когда прибудет патруль, подумал Костя. Но вскоре они дождались совсем другого.

Над островом пронесся гул пушечного выстрела, потом другого, третьего. И с великим изумлением Робинзоны увидели, как «Крокодил», обогнувший остров и развернувшийся боком, обстреливает скалу отшельника.

– Ну что же, – одобрительно произнесла Александра Михайловна, – это я понимаю, это по-мужски! Вполне справедливо, что они решили оставить свое серебро на Земле. Интересно только, как Бартоломью все объяснил Джеку Робертсону?

«Крокодил» сделал маневр и стал к берегу другим бортом. В подзорную трубу хорошо был виден маленький человечек в зеленом камзоле, размахивающий белым платком, управляя канонирами. Пушки палили одна за другой, и хорошо было слышно, как со звоном и скрежетом ударяются в скалу чугунные ядра.

«Такого, пожалуй, еще ни один фантаст не придумывал», – в изумлении подумал Костя, – «пиратский корабль обстреливает ядрами пришельца из космоса!»

Не сговариваясь и не раздумывая, Робинзоны взмыли вверх и взяли курс к месту боевых действий. Там обстановка уже изменилась – словно какая-то невидимая стена встала вдруг на пути ядер. Теперь они ударялись не в скалу, а в эту преграду, отскакивали и падали в океан, поднимая высокие всплески.

– Грин защиту поставил! – крикнул Златко. – Неизвестно, что дальше будет!

Но дальше все пошло очень быстро. Возле скалы прямо из воздуха вдруг появились три веретенообразные конструкции. Они мягко легли к ее подножию, и из них через мгновение выпрыгнули несколько десятков фигурок в одинаковых зелено-голубых куртках. Скалу залил ослепительный свет, под которым ее поверхность растворилась.

И Робинзоны, подлетевшие уже совсем близко, через несколько секунд увидели Сооло Грина с треугольным лицом и в серебристом комбинезоне, который, заложив руки за голову, медленно шел между фигурок, выстроившихся плотными шеренгами в два ряда.