2. Космокатер номер семь

— Где же мы космокатер держать будем? — поинтересовался Костя. — Во дворе, что ли? В нашем времени никак не получится. Да и полетать не удастся. Это в двадцать третьем веке в космосе наверняка полным-полно звездолетов, а в двадцатом веке нас сразу же засекут и вдобавок за инопланетян примут.

— Об этом я не подумал, — признался Петр. — Но Златко с Бренком для нас что-нибудь наверняка придумают, — решил он мгновение спустя. — В конце концов будем держать космокатер в двадцать третьем веке. Там же и летать станем.

Завтрак явно пошел экипажу космокатеру на пользу. Настроение у Петра и Кости стало просто отличным.

Ну разве это не замечательно, мчаться по Солнечной системе к Плутону, вместо того, чтобы решать задачки по геометрии или зубрить английские неправильные глаголы.

— Еще красная кнопка есть, — сказал Костя, когда они, очень довольные, вернулись в рубку. — Космокатер номер семь, вы о красной кнопке ничего не говорили.

— Отсек спортивных тренажеров, — ответил голос под потолком, и Костя с любопытством нажал красную кнопку.

Отсек оказался маленьким спортивным залом, сплошь уставленным механизмами неизвестного назначения.

— Сразу после завтрака как-то не хочется во всем этом разбираться, лениво молвил Петр. — Успеем. Ясно одно: со спортом совсем неплохо дело обстоит в двадцать третьем веке.

Но тут внимание его привлекли два широких пояса, небрежно брошенных на низкую спортивную скамейку.

— А это что еще такое? — пробормотал он про себя, но космокатер номер семь услышал и дал ответ:

— Стимуляторы мышечной силы. Удесятеряют силу каждого, кто наденет.

— Это еще зачем нужно? — с очень большим интересом спросил Петр.

— Тренажеры тренажерами, — ответил катер, — но в космическом полете всякое может быть. Могут возникнуть ситуации, когда все зависит от физических возможностей экипажа.

— Здорово! — восхитился Петр. — Да с таким поясом я один весь седьмой «Б» разбросать могу, если необходимость возникнет!

Однако примерять пояс сразу после еды тоже не очень хотелось. Ребята вернулись в рубку.

На экране был космос, залитый солнечным светом. Здесь было совсем не как на Земле: несмотря на ослепительное Солнце, звезды тоже были отлично видны.

Потом на экране появились лица Бренка и Златко.

— Освоились? — поинтересовался Златко. — Есть какие-нибудь проблемы?

— Все в порядке, — небрежно отозвался Петр, — нам здесь все больше и больше нравится.

— Вот и хорошо, — сказал Златко, и на экране снова появился космос.

Костя устроился в кресле поудобнее. Вот теперь можно было вникнуть в подробности, связанные с путешествиями на космокатерах.

— Космокатер номер семь, — позвал он.

— Говорите, — отозвался голос.

— Кто же вам задает программу перед полетом?

— Никто не задает, — ответил катер, — сам ее разрабатываю.

— Значит, — догадался Костя, — если б нам захотелось бы слетать на Марс, надо вам только сказать?

— Совершенно верно, — ответил катер. — Экипажу нет никаких проблем с управлением.

— А если мы на другую звезду захотим полететь? — спросил Петр.

— Спортивно-туристский класс, — ответил катер. — Полеты только внутри Солнечной системы.

— А если… — начал Петр, но договорить не успел.

Космокатер вздрогнул всем корпусом, и ясно почувствовалось, что он стал снижать скорость.

Было похоже, что он наткнулся на какую-то невидимую упругую преграду, которая подалась от удара, но вот-вот начнет выпрямляться.

Одновременно случилось нечто совершенно невероятное: на экране вдруг погасло Солнце, и еще ярче засветились искорки далеких звезд.

И на их фоне отчетливо стали видны силуэты трех каких-то темных громад, держащихся рядом и быстро увеличивающихся в размерах.