1. Место старта — Люксембургский сад

Там по — хозяйски расположился какой-то совершенно незнакомый молодой человек в голубой серебристой одежде. Необычного вида инструментами он копался во внутренностях аппарата и что-то негромко насвистывал.

Заметив оторопелого Петра, молодой человек оторвался от дела и приветливо кивнул:

— Борис, — представился он, — вот, налаживаю. Вы ведь заметили, что у вас аппарат неисправен?

— Заметили, — оторопело отозвался Петр, поддергивая трусы.

— Но теперь все в порядке, можете пользоваться.

Борис не спеша стал собирать инструменты в маленький ярко-красный футляр.

— Бренк тут кое-что напутал в схеме, попросил меня поправить. Что я и сделал. Ну, счастливо оставаться!

Еще раз приветливо кивнув, Борис сунул футляр в карман и исчез, будто бы растворившись в воздухе.

Петя протер глаза. Ему казалось, что он все еще спит.

Но тут же раздался сигнал вызова и, просияв, Петр схватил трубку.

Это был Бренк, настроенный очень жизнерадостно.

— Привет! — сказал он. — Там чего-то с вашим аппаратом случилось. Вот я и попросил Бориса проверить. Все-таки он побольше моего знает.

— Кто такой Борис? — спросил Петр, снова ощущая приступ растерянности.

— Мой старший брат, — пояснил Бренк. — Свой человек, ничего страшного, если он с тобой познакомился. А вообще, собирайтесь! Раз Галакспол подарил катера, значит, пора их опробовать в деле.

От волнения Петр сел, потом снова встал.

— Так что, значит, мы должны перенестись к вам в двадцать третий век? — быстро заговорил он. — Но ты же всегда говорил, что нам нельзя, что вам очень попадет, если заметят в вашем времени людей из прошлого…

— Нет, — весело ответил Бренк. — Все продумано! Стартуем из вашего времени. А место старта — Люксембургский сад в городе Париже. Вы в Париже бывали когда-нибудь или еще нет?

— Не были мы в Париже! Да и как? Но ты объясни… Как космокатера попадут в наше время? Почему старт именно в Париже?

— Потому, — снисходительно ответила трубка, — что наше время связано с вашим каналами разной величины. Самый большой по диаметру как раз и приходится на Люксембургский сад города Парижа. Так что мы создадим там специально для вас некий оазис двадцать третьего века, куда и перебросим космокатера. Разумеется, с эффектом кажущегося неприсутствия, то есть для всех парижан вашего времени мы будем невидимы. В гонках примут участие еще несколько космокатеров, но все ребята о вас уже знают. Познакомитесь, подружитесь…

Петр снова сел.

— Когда? — только и спросил он. — И что с собой брать?

— Ровно через два часа, — сказал Бренк, — будьте вместе с Костей у аппарата. Мы перекинем вас в Париж. Разумеется, получится, как всегда: вернем вас обратно в тот же самый миг, откуда взяли, Александра Михайловна ничего и не заметит. А брать с собой ничего не надо. Космокатера полностью снаряжены. А рацион какой! Космический рацион! Вопросы есть?

У Кости, понятно, было много вопросов, и он уже открыл рот, чтобы выпалить первый из них, но в трубке аппарата раздался громкий щелчок, и Бренк отключился.

Петр сначала было обиделся, но потом решил, что все правильно: надо беречь энергию, она долго самовоспроизводится. Он встал, потом сел и опять встал, чувствуя, как от предвкушения новых приключений стучит сердце.

Петр едва-едва дотерпел до того времени, когда можно было звонить Косте.

Костя примчался через пять минут, застегиваясь на ходу. Петр ждал его у потихоньку открытой двери: не хотелось тревожить бабушку. В напряженных позах оба застыли рядом с аппаратом для связи между веками. Очень медленно потянулись минуты…

А потом сразу, вдруг, без всякого перехода комната с боевыми топорами, луками, стрелами, шкурами и остальной африканской экзотикой исчезла, и Петр с Костей ощутили себя на какой-то многолюдной улице.

Рядом с ними, улыбаясь, как всегда улыбались в момент первой встречи, стояли Бренк и Златко.

— Привет! — сказал Бренк. — Вот мы снова вместе. Если вы в Париже еще ни разу не были, может, сначала немного прогуляемся? Предлагаю дойти до Люксембургского сада пешком. Тут недалеко.

Костя оторопело повертел головой по сторонам.

Было тепло, солнечно, на Москву совсем не похоже.

Машины на улице были сплошь иномарки, ни единых «жигулей» или «запорожцев». Люди кругом говорили не по-русски.

Неужели они в самом деле вот так запросто перенеслись в Париж, город где жили д'Артаньян, Атос, Портос, Арамис и великое множество других замечательных людей?

Петр изумленно уставился на негра в зеленой куртке и зеленых штанах, неподалеку метущему мостовую метлой, выкрашенной в зеленый цвет.

Должно быть, и у Кости, и у Петра был такой ошарашенный вид, что Бренк расхохотался, и даже Златко, обычно сдержанный, тоже начал смеяться.

— Да что это с вами? — выдавил из себя Бренк сквозь смех. — Вы же бывалые путешественники! Были в Москве шестнадцатого века, были на необитаемом острове в семнадцатом. А это ваше время, только что город другой.

— Так ведь Париж! — с чувством ответил Костя.