1. Место старта — Люксембургский сад

Знаменитый Люксембургский сад оказался обыкновенным парком с аллеями и газонами.

Правда, был он тщательно ухоженным, а от любого московского парка отличался и тем, что многочисленные парижане непринужденно расположились прямо на газонах: сидели, лежали, потягивали напитки из бутылок и банок. А мальчишки тут же играли в футбол.

— А где же космокатера стоят? — спросил Петр. — Людей столько вокруг…

— Космокатера защищены эффектом кажущегося неприсутствия, — ответил Златко. — Попросту говоря, невидимы. Диаметр временного канала тридцать метров. Когда мы войдем в этот круг, тоже станем невидимыми для парижан, зато увидим космокатера и наших ребят.

Петр открыл было рот, чтобы задать новый вопрос, но Бренк его опередил.

— Временной оазис, — сказал он, — окружен специальным кольцом защиты. Действует она так, что никто к нему не может подойти. Но безо всяких силовых мер! Просто никому вокруг даже в голову не приходит подойти поближе.

Теперь четверо друзей, словно завзятые парижане, тоже шагали прямо по изумрудному газону Люксембургского сада.

Никто не обращал на них никакого внимания. Костя, хоть и был переполнен парижскими впечатлениями, теперь ощущал новый приступ волнения: еще немного, и они с Петром попадут ни куда-нибудь, а в двадцать третий век, кусочек которого каким-то непостижимым образом их необыкновенные друзья перенесли в Париж двадцатого века.

И наконец, пройдя кольцо защиты, они ступили во временной оазис.

Только что перед глазами был пустой изумрудный газон, и вдруг оказалось, что на нем, теснясь, стоят несколько загадочных конструкций, основу которых составляли поблескивающие металлом вытянутые цилиндры; словно паутиной, эти цилиндры были опутаны множеством тонких ажурных деталей, сплетавшихся между собой в самых немыслимых сочетаниях.

Да это же и есть космокатера, вдруг понял Костя. А как же они летают? Ведь устройство для полетов в космосе должно быть, вроде бы, гладким, обтекаемым, а тут эта металлическая паутина!

Но поразмыслить дальше на эту тему ему не удалось: тут же его с Петром окружили десятка полтора смеющихся ребят. Они наперебой стали называть свои имена, и Костя с Петром поначалу, конечно, никого не запомнили.

Вот только имя Иммануил показалось Косте знакомым, и он припомнил, что этот Иммануил вроде бы тоже проводил каникулы на необитаемом острове, однако раньше или позже, чем они сами.

Но Златко уже по-командирски поднимал руку, и все затихли.

— Пять минут до старта! — объявил Златко. — Петр, Костя! На вашем космокатере номер семь. Наш с Бренком шестой. Пора занимать места!

После этих неожиданных слов даже Петр, человек решительный и отважный, растерялся.

— Постой! — начал он недоуменно. — Мы же управлять космокатером совсем не умеем! Мы думали, что как-то разделимся. Скажем, я с тобой полечу, Златко, а Костя с Бренком, или наоборот.

— Да не надо вам уметь управлять космокатером! — ответил Златко. Автоматическая навигационная система разработала программу, маршрут составлен до Плутона и обратно.

— Постой! — Петр растерялся еще больше. — Это что же, выходит, компьютер будет вести космокатер? Так какие же могут быть космические гонки, если маршрут запрограммирован? Гонки, это когда сам управляешь, сам разбираешься с разными ситуациями на пути, и от этого зависит, придешь ли ты первым или последним.

— Будут вам разные ситуации, не беспокойся! — неопределенно пообещал Златко.

— Значит, космокатером все-таки мы и сами будем управлять? — не отставал от него Петр.

— Это вы тут же сами поймете, — ответил Златко, — как только займете места в рубке управления.

Костя и Петр притихли. Было во всем этом что-то загадочное.

Ну как, в самом деле, отправляться в космический полет, не пройдя никакого обучения, не проведя ни одной тренировки?

Но с другой сторону они имели дело с людьми из двадцать третьего века, а в этот век наверняка и не такое возможно. В конце концов Бренк и Златко и все другие ребята из будущего должны знать, что делают. И Костя ограничился только тем, что спросил — из любознательности:

— Так что же, гонки пройдут в нашем двадцатом веке, если сейчас мы в Париже нашего времени?

— Нет! — сказал Златко. — Нет! Разве мы могли бы провести космические гонки в двадцатом веке? Представь, что было бы, если б космокатера засекли ваши астрономы или эти, как их… спутники-шпионы? Поворот в ходе истории, да какой! Нет, сразу после старта космокатера пройдут в обратном направлении временной канал и окажутся в космосе двадцать третьего века.

— Хоть связываться с вами в космосе можно будет? — мрачно спросил Петр. — Мало ли, какие проблемы у нас возникнут.

— В любой момент, — ответил вместо Златко Бренк. — Но вы сейчас займете места в кабине, осмотритесь, и поймете, что никаких проблем с управлением у вас не будет.

— По местам! — объявил Златко торжественно. — Космические гонки по маршруту Земля-Плутон-Земля начинаются!

И Костя с Петром без особого энтузиазма пошли к своему космокатеру.

— Жалко, — сказал вдруг Петр.

— Что — жалко? — не понял Костя.

— Жалко, что бабушку мы в этот раз не смогли с собой взять! договорил Петя. — Чувствую, нам будет не хватать ее в полете!